Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Олег Кашин: Единственный шанс для Лукашенко Назад
Олег Кашин: Единственный шанс для Лукашенко
Триумфальная и безоговорочная победа Александра Лукашенко на выборах президента Белоруссии 19 марта 2006 года начала отсчет последних минут (дней, часов - неважно; главное - этот срок имеет конечное временное значение) существования Белорусской Республики в ее нынешнем виде.

Внешнее и отчасти внутреннее давление на Лукашенко может закончиться только одним - скорой отставкой белорусского президента и формированием нового правительства на основе той самой оппозиции, которая неделю назад провалилась на выборах. Очевидно, что Лукашенко и сам понимает, что единственный выбор, перед которым он сегодня стоит, - это выбор между одиночной камерой в спецтюрьме при очередном международном трибунале наподобие Гаагского и скромной пенсионерской дачей в дальнем Подмосковье. Третьего не дано, не кончать же жизнь самоубийством на потеху какому-нибудь Козулину, которого сам Лукашенко незадолго до выборов справедливо назвал с трибуны Всебелорусского народного собрания дебилом. Понимая это, Лукашенко нервничает, латает тришкин кафтан своей расползающейся по швам и не только по швам власти, совершает глупость за глупостью (разгоняет митинги, арестовывает оппозиционеров и так далее), словно ожидая, пока кто-нибудь из его ближайших соратников слетает в Вашингтон и получит ярлык на сдачу власти в обмен на что-нибудь до неприличия материальное.

Размышлять о том, почему политическая судьба Александра Лукашенко сложилась именно так, а не иначе, не хочется - об этом и так было сказано и будет сказано потом слишком много, всем и так все понятно: одни говорят, что он тиран, другие - что не угодил "мировому правительству"; но это совершенно не имеет значения - когда режим обречен, глупо и бессмысленно рассуждать о том, какой конкретный эпизод стал главной причиной этой обреченности.

Лучше перенесемся в другой конец Европы, во Францию, которую (в последние месяцы это стало почти традицией) опять лихорадит. На смену громившим парижские пригороды "понаехавшим" парижанам в первом поколении пришли новые борцы с современным европейским устройством - студенты Сорбонны. Начавшись в рамках общественной дискуссии об отмене типично советской законодательной нормы о привилегиях, как их называли в СССР, "молодых специалистов", студенческий бунт перерос в национальный политический кризис, местами напоминающий события в Минске, - телевизионная картинка из французской и белорусской столиц практически неразличима (разве что в Париже протестующих на порядок больше и полиция гораздо более жестока, чем перепуганные минские омоновцы). События в Париже и Минске рифмуются настолько странно, что нельзя обойтись без хотя бы каких-нибудь выводов о связи (условной, конечно) между этими событиями.

Что это за связь?

Все очень просто. Есть Лукашенко, за 12 лет президентской карьеры окончательно поставивший себя вне существующего в Европе политического порядка. Есть протестующая Франция, задыхающаяся от того же самого европейского порядка, порядка, превращающего старинные европейские города в ближневосточные кишлаки; порядка, под почти социалистическую риторику демонстрирующего капитализм в самых неприглядных его проявлениях. Иными словами, в разных концах Европы есть два одинаково (хоть и по разным причинам, хотя и это не факт) антиевропейских, по сути, субъекта.


Размышлять о том, почему политическая судьба Александра Лукашенко сложилась именно так, а не иначе, не хочется
Оба субъекта, что немаловажно, ведут себя так, что, кроме них, новой, до омерзения совковой Европе никто не противостоит. В обоих случаях явно причина - банальное недомыслие. Запуганный и задерганный внутренними и внешними угрозами Лукашенко не видит для себя иной матрицы поведения, кроме повадки отмороженного латиноамериканского диктатора, - то есть не мыслит себя без омоновских отрядов с дубинками, топорно-оголтелой пропаганды, международной полемики на грани фола (чего стоит одно адресованное Бушу лукашенковское "террорист номер один"!). В свою очередь стихийные леваки французы, которых в шестьдесят восьмом году прошлого столетия столь удачно выручил вовремя появившийся на Кубе пижон Че Гевара, сегодня, спустя почти сорок лет после его гибели, чувствуют себя заметно растерянными - вождей, способных решать локальные технические задачи, хватает, вождя же, заслуживающего того, чтоб стать иконой, просто нет. Самые отчаянные радикалы по примеру знаменитого Ильича Рамиреса Санчеса неуверенно примеряют маски фанатичных мусульман, робко пробуя на роль плакатного вождя самого бен Ладена, - но ничего из этого не получится и не может получиться, потому что бен Ладен, как на него ни взгляни, - международный мерзавец и людоед, а вовсе не глобальная альтернатива существующему миропорядку.

Ни Лукашенко, ни перманентно восстающая Франция не догадываются, насколько они созданы друг для друга.

Давайте пофантазируем. Белорусское правительство приглашает всех желающих французских студентов бесплатно продолжить обучение в вузах Минска, тем более что в них после исключения оппозиционерствующих гопников освободится достаточное количество учебных мест. К парижанам приезжают минские эмиссары - допустим, из Белорусского республиканского союза молодежи, аналога наших "Наших" (простите за каламбур). Над демонстрациями поднимаются красно-зеленые флаги Белоруссии и портреты Лукашенко - вот он, новый Че Гевара! Студенческие волнения в Париже заканчиваются полным удовлетворением условий протестующих. Лукашенко в свою очередь получает почти всеевропейскую поддержку (по крайней мере поддержку той части европейского населения, которая устала от существующей в нынешней Европе диктатуры условностей и политкорректностей) и может уже гораздо более уверенно разговаривать с остальным миром. В самом деле, за ним уже не только потенциально продажные силовики и чиновники, но и влиятельная часть мирового общественного мнения.

Это, пожалуй, единственный шанс для Лукашенко. Жаль только, что он им не воспользуется - не догадается просто. Поэтому сейчас и идет последний отсчет его президентства, несмотря на масштабность недавней его победы на выборах и немногочисленность митингующих оппозиционеров. Обороняющийся всегда проигрывает, а чтобы наступать, нужен интеллект.

http://www.vz.ru/

27.3.2006

Док. 253467
Опублик.: 28.03.06
Число обращений: 641

  • Кашин Олег

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``