Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Олег Кашин: Не вставай, страна огромная! Назад
Олег Кашин: Не вставай, страна огромная!
Песня Александра Александрова на стихи Василия Лебедева-Кумача "Священная война", бесспорно, относится к числу самых главных русских песен.

Это больше, чем просто песня, - это общенациональный мобилизационный гимн, и каким бы циником и постмодернистом ты ни был, услышишь:

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой!

- немедленно поплывут перед глазами черно-белые кадры кинохроники сорок первого года, плакат "Родина-мать зовет!", эшелоны, аэростаты противовоздушной обороны и прочее, чем памятен каждому русскому человеку 1941 год.

Такие песни рождаются однажды в сто, если не более, лет. Неудивительно, что после "Священной войны" Лебедев-Кумач не создал ни одного сопоставимого с этим текста - поэт умер вскоре после войны, успев сочинить только несколько невразумительных трещоток для кинокомедий. Судьба, которую можно назвать незавидной. Впрочем, был ли у Лебедева-Кумача выбор? Вряд ли. По крайней мере, трудно представить, что он смог бы каждый год сочинять по новой "Священной войне" по каждому сколько-нибудь актуальному поводу - то есть сочинять-то мог бы, наверное, только выглядело бы это совсем глупо - как поведение мальчика из сказки про волков. Сегодня можно кричать "Волки, волки!" не всерьез, только завтра, когда волки придут, уже никто не поверит.

Конечно, страна огромная должна вставать на смертный бой только в том случае, когда бой действительно смертный, а сила, идущая на страну, - темная. Но так уж вышло, что с 1991 года, когда в России был учрежден пост президента, нашу страну поднимают на смертный бой гораздо чаще, чем следует, - регулярно, каждые четыре года.

Первые президентские выборы позиционировались как "смертный бой" - смертный бой нарождающейся российской демократии против не желающей отступать советской номенклатуры.

Вторые выборы, самые памятные, были смертным боем "всех россиян" (у Ельцина, если кто забыл, одним из предвыборных слоганов был - "Борис Николаевич Ельцин - президент всех россиян") против коммунистического реванша.

Третьи выборы проходили под аккомпанемент залпов второй чеченской кампании, еще дымились развалины взорванных домов в спальных районах Москвы - в общем, тоже было понятно, что это не просто выборы, а битва за Россию, тот же смертный бой.

Четвертые выборы принято считать самыми скучными и неинтересными - Путин тогда с заведомой легкостью обыграл Харитонова, Хакамаду и Малышкина, - но, если начать вспоминать, получится, что и тогда все было, как говорится, по-взрослому: протестные демонстрации "Россия без Путина", скандальные заявления Рыбкина и его же последующее исчезновение, неожиданная отставка правительства - иными словами, и тогда всем было ясно, что ставка если и не больше, чем жизнь, но тоже весьма высока.

Каждую из этих четырех выборных кампаний вели разные люди. Как правило, к следующим президентским выборам герои выборов предыдущих либо растворялись в небытии, либо уходили в комично-радикальную оппозицию. А новые творцы политических побед, изобретая политический велосипед, как в первый раз, доставали из пыльных шкафов все ту же пластинку с песней "Вставай, страна огромная", не понимая, что от частого проигрывания и пластинка портится, и эффект от прослушивания песни уже совсем не тот, какой был в первый раз.


Хакамада так и не произнесла обещанной "страшной правды"

Сейчас, из 2006 года, легко указывать людям, жившим позавчера, на их ошибки, но все же стоит отметить: каждый раз нависавшая над страной накануне выборов "смертельная опасность" после подсчета голосов оказывалась - ну, какой-то ненастоящей, что ли. Кэпээсэсовские чиновники, в 91-м году смертельно грозившие нарождавшейся демократии, в том же году безболезненно пересели в кресла глав администраций - и небо не рухнуло на землю; зловещий Зюганов, бывший до выборов средоточием всего зла ХХ века - от ГУЛАГА до пионерлагерей, - смиренно явился на ельцинскую инаугурацию, всем своим видом демонстрируя не реванш, но вежливую системную оппозиционность. И ужасное "Отечество", когда отгремели залпы информационных войн, безболезненно объединилось с заклятым "Единством". И Хакамада так и не произнесла обещанной "страшной правды". Прожив четыре президентские избирательные кампании так, будто это были не выборы, а Отечественные войны, Россия наконец пришла к пониманию, как теперь кажется, простой вещи: выборы - это просто выборы, а вовсе не "вставай, страна огромная!" Важный, между прочим, опыт.

А на историческом горизонте тем временем маячат президентские выборы 2008 года. И у многих участников политического процесса - как со стороны действующей власти, так и со стороны тех, кто пытается ей оппонировать, - еще велик соблазн изобразить дело так, будто над страной опять, по доброй, так сказать, традиции, нависла смертельная опасность, и в этот суровый час... - ну и так далее, с подобной риторикой все мы неплохо знакомы.

Есть риторика, есть и командиры, готовые вести в смертный бой. Только не замечают командиры, что в бой вести некого. Что люди - не какие-то образцовые "дорогие россияне" из телевизора, а все люди, вся страна, - не собираются ни за что воевать, потому что у людей - своя жизнь. Дети, потребительские кредиты и новая серия любимого телесериала. Воевать некому и не за что. Люди, которые будут организовывать президентскую кампанию 2008 года, обязаны это учитывать.

В этом смысле очень зря привыкшие к политтехнологическим битвам политологи так быстро отказались от заявленной в ноябре прошлого года мысли о двух преемниках Владимира Путина: понятно, что соревнующиеся на выборах два преемника - это гораздо менее интересно и зажигательно, чем очередное "Вставай, страна огромная!"

А между тем два преемника - это гораздо ближе к реальности, чем новый смертный бой. И совершенно не важно, кто в этой конструкции будет "Медведом", а кто - "Кросавчегом". Пускай один отстаивает приоритетность здравоохранения, а другой - образования. Пускай спорят на теледебатах (чего, кстати, не было ни на одних выборах ни разу - и этого, конечно, нужно стыдиться), завлекают сторонников - один, например, группой "Любэ", а другой - Земфирой. В ситуации, когда оппозиция довела себя до состояния балаганной статистической погрешности, именно такой путь должны выбрать ответственные политики, заботящиеся о стране. У нас, в конце концов, суверенная демократия - а демократии без конкуренции не бывает.

http://www.vz.ru/
12.5.2006

Док. 257385
Опублик.: 15.05.06
Число обращений: 619

  • Кашин Олег

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``