Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Олег Кашин: Гламур вместо национальной идеи Назад
Олег Кашин: Гламур вместо национальной идеи

Алена Антонова в своей последней колонке пишет , что после ужина в Сколкове, на котором российские олигархи праздновали открытие новой, невиданной до сих пор бизнес-школы, ей захотелось, цитирую, "вытягиваться в струнку и чеканить: "Слава России!".

Не знаю, как остальным читателям Алены, мне же, когда я дошел до этой строчки, почему-то захотелось если и не вступить в "Другую Россию", то точно уйти в оппозицию и навсегда забыть это в общем-то симпатичное словосочетание "Слава России!".



И сейчас попробую объяснить почему. Простое объяснение - на поверхности: тайная (ну, не тайная, просто тщательно охраняемая) вечеря богатейших людей страны, с какой точки на нее ни посмотри, не может стать источником патриотического чувства. Ирина Роднина, плачущая на пьедестале почета, - может. Ракеты, ползущие по брусчатке Красной площади, - могут. Даже Роман Абрамович, покупающий "Челси", и тот, хоть и с некоторыми натяжками, может вызвать реакцию в виде суворовского "Мы русские, какой восторг!". Но зрелище того же Абрамовича, "ужинающего в неформальной обстановке", прилива патриотизма не вызывает. Максимум, что может возникнуть, - приступ аппетита, а патриотизм - ему здесь взяться неоткуда, согласитесь.

Но все же это объяснение, лежащее на поверхности, которое позволяет трактовать олигархически-трапезное "Слава России!" как не более чем курьез. В действительности же дело не только в курьезе, и вот почему.

Ильф и Петров в "Золотом теленке" писали о двух параллельных мирах - большом и маленьком. "В большом изобретен дизель-мотор, написаны "Мертвые души", построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света.

В маленьком мире изобретен кричащий пузырь "уйди-уйди", написана песенка "Кирпичики" и построены брюки фасона "полпред". В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно - как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода". Это действительно два разных мира, но глупо было бы считать, будто они не соприкасаются. Конечно соприкасаются, да еще как (иначе чертовщина какая-то получится - по-настоящему параллельные миры), - но именно соприкасаются, а не сливаются в один. Если сольются - случится непоправимое.

Когда-то, впервые оказавшись в выходящем окнами на памятник героям Плевны одном из кабинетов бывшего главного здания ЦК КПСС, я спросил нынешнего хозяина этого кабинета: кто, мол, занимал его раньше, в советские годы? Собеседник задумался, потом ответил: "Не знаю, но знаю точно: он сидел за этим столом, а сам думал: вот закончится рабочий день, и я пойду в "Березку" за джинсами. Поэтому они и проиграли в 91-м. А мы о джинсах уже не думаем, думаем только о стране, поэтому не проиграем". Похвальное признание, но ко всей ли власти оно относится?


Ирина Роднина, плачущая на пьедестале почета, - может стать источником патриотического чувства
...Прошлой осенью в Домодедовском аэропорту, ожидая самолета вместе с делегатами съезда "Единой России" (съезд проходил в Красноярске), я поймал себя на мысли, что столько мобильных телефонов Vertu или изделий марки Louis Vuitton (самых разных - от чемоданов до дорожных чехлов для пиджаков) на квадратный метр мне не приходилось видеть никогда. Материальные признаки гламура слишком долго ассоциировались у нас с Эллочками-людоедками из кафе "Галерея", и только с ними, - и мы даже не заметили, что тот же Vertu чаще можно встретить не у какой-то из этих людоедок, а у солидного мужчины слегка под пятьдесят - то ли депутата Госдумы, то ли офицера спецслужб, то ли спецслужбистского отставника, ныне топ-менеджерствующего в какой-нибудь из государственных компаний.

А где внешние признаки, там и все остальное; заметили ли вы, что герои светских колонок той же Алены Антоновой (говорю о ней как о классике этого жанра; то же самое можно отнести и к светским авторам "Коммерсанта", "Известий", "Профиля" - ко всем) - уже не те веселые фрики, какие блистали в столичном свете лет пять назад? Герои сегодняшней светской хроники приезжают на свои тусовки на автомобилях с мигалками и в сопровождении офицеров ФСО. День рождения среднестатистического миллиардера из Госдумы давно вызывает у папарацци гораздо больше интереса, чем день рождения или даже свадьба любой поп-звезды. Власть зажила светской жизнью, да такой, какая и не снилась даже Алле Пугачевой - ей, примадонне, в этой жизни отведена совсем другая роль: на прошлой неделе в Манеже, где праздновали 70-летие мэра Лужкова, она хоть и была VIP-гостем, но все-таки пела "Миллион алых роз", развлекая еще более важных, чем она, персон.

Будучи оптимистом, я все-таки склонен оценивать нынешнее роскошество части топ-менеджмента государства Российского как временное явление - что-то вроде эпохи малиновых пиджаков и золотых цепей у бизнес-элиты 90-х. Наиграются в гламур, наслушаются на своих частных вечеринках западных суперзвезд, выписываемых ныне в Москву чуть ли не еженедельно, - и поймут, что думать только о стране - правильнее и полезнее, чем думать об очередном Louis Vuitton (кто не поймет - ему же хуже; станет таким же динозавром, как бизнесмены, не успевшие переодеться из малинового пиджака в нормальный, и будет, сидя на пенсии или даже в тюрьме, думать и гадать, почему же ему так не повезло). В конце концов им судьбой доверен большой мир - тот самый, в котором построен Днепрогэс и написаны "Мертвые души". Зачем же размениваться на ценности маленького мира?

Обратимся, однако, к маленькому миру. Его эволюция не менее поучительна, чем гламуризация чиновничества. Но вначале нужно разобраться с определениями.


Главный приз получил демонстративный лоялист Федор Бондарчук
Итак, рядом с миром "солидных господ" уже несколько лет как существует мир господ чуть менее солидных - чуть меньше зарабатывающих, чуть дешевле одевающихся, ездящих на чуть менее дорогих автомобилях и предпочитающих телефону Vertu за десять тысяч долларов какую-нибудь Nokia 8800 за одну тысячу. В то же время жизнь этих не очень солидных господ без гламура немыслима - они организуют вечеринки, издают глянцевые журналы, занимаются корпоративным пиаром, торгуют товарами категории luxury, то есть создают по-настоящему солидным господам максимально комфортную жизнь, обслуживают солидных господ. Назовем этот обслуживающий персонал гламурной тусовкой.

Гламурная тусовка, как и подобает всякой богеме (а она всегда была вполне богемна по духу), традиционно была настроена к нынешней власти оппозиционно. Хрестоматийный пример - премия журнала GQ "Человек года" двухлетней давности: в ней первое место в политической номинации делили уже сидевший Михаил Ходорковский и уже отставленный Михаил Касьянов, и эта оппозиционерская фронда для всей тусовки стала самым главным впечатлением от церемонии награждения. Симпатия к, как тогда было модно говорить, "Эм-бэ-ха" (Ходорковскому), демонстративная тоска по временам "дедушки" (Ельцина), не менее демонстративное презрение к "андроидам" из "Единой России" - без этих внешних признаков год-два назад нельзя было считаться по-настоящему гламурным человеком.

А потом все поменялось. На нынешней (состоялась в субботу) церемонии "Человека года" политической номинации не было вообще - от греха подальше, главный приз получил демонстративный лоялист Федор Бондарчук, "бизнесменом года" стал не меньший лоялист Михаил Фридман. Словечки "гламурненько" и "державненько" окончательно стали синонимами.

Точнее, нет. Синонимами они стали уже давно - еще с полгода назад, когда на Русском экономическом форуме в Лондоне (том самом, на который в предыдущие годы захаживал сам Борис Березовский, а в этот раз почему-то не зашел) самым главным событием стал круглый стол "Гламур как национальная идея", который проводили главные редакторы все того же GQ Николай Усков и Vogue Алена Долецкая. Они, вечные флагманы гламурной тусовки, неожиданно стали творцами национальной идеологии. Как тут не вспомнить Жванецкого, сокрушавшегося некогда: "Впереди мчатся самые продвинутые, самые комсомольские, самые боевые. А когда табун разворачивается в обратную сторону - те, кто был впереди, вопреки всем законам физики опять оказываются впереди".

Грустная история. А может быть, и не грустная, а просто поучительная: история пустоты не терпит, и если хозяева кабинетов начинают думать о джинсах, то идеологами делаются фарцовщики. Когда чиновник занят тем, что спешит в "Березку" или на Лазурный Берег, правила жизни для общества формулируют совсем другие люди. Маленький мир захватывает большой - и от большого мира ничего не остается.

http://www.vz.ru/2006/9/25/


Док. 261932
Опублик.: 26.09.06
Число обращений: 510

  • Кашин Олег

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``