Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Михаил Шолохов и Никита Хрущев: `Вот это да!..Вот это Юрка!` Назад
Михаил Шолохов и Никита Хрущев: `Вот это да!..Вот это Юрка!`
45 лет назад первый из землян покинул пределы родной планеты и вернулся обратно через 108 минут

26 января 1960 года Национальный совет по аэронавтике и космосу США принял концептуальный документ "Предварительная космическая политика США". В числе приоритетов называлась пилотируемая космонавтика. Надо сказать, что в США первый суборбитальный полет (подскок) планировался на 26 апреля, а первый орбитальный полет - на 1 сентября 1960 года.

В Советском Союзе 15 июня 1960 года Д.Ф.Устинов1 , К.А. Вершинин2 , М.В. Келдыш3 вносят в ЦК КПСС проект, а 3 августа 1960 года Совет Министров СССР принимает совершенно секретное постановление "О подготовке полета человека в космическое пространство".

Через месяц с небольшим, 10 сентября 1960 года, Д.Ф. Устинов, Р.Я. Малиновский4, М.В. Келдыш, С.П. Королев, В.П. Глушко5 , В.П. Бармин6 и другие - всего 16 подписей - направляют в ЦК КПСС совместную записку со своим видением этого проекта. Понятия "космонавт" в ней еще нет, используются термины "астронавт" и "пилот-астронавт" - явное влияние американской программы. Авторы записки заключают: "Просим одобрить наши предложения первого полета человека в космическое пространство на корабле-спутнике как задачу особого значения".

К этому времени уже было понятно, что сроки, намеченные американцами, срываются, и появлялась надежда опередить их. В записке указывалось: "Осуществить полет человека в космическом пространстве в декабре 1960 г". 11 октября 1960 г. выходит постановление ЦК и Совмина о подготовке и запуске космического корабля с человеком. Но жизнь поправила и американских, и советских конструкторов - технически все оказалось гораздо сложнее.

В ноябре 1960 года новым президентом США стал Джон Фитцджеральд Кеннеди, команда которого стала пересматривать военно-политическую линию прежней администрации, в том числе и по отношению к Советскому Союзу. 20 января 1961 года президент Кеннеди в своей инаугурационной речи послал Советскому Союзу сигнал о предложении космического сотрудничества: "Будем вместе исследовать звезды..." - и поручил своему советнику по науке Джерому Визнеру сформировать специальную группу для подготовки доклада о возможной американо-советской кооперации в исследовании космического пространства.

В СССР после серии неудач наконец-то успешные беспилотные запуски обнадежили. 30 марта 1961 года Д.Ф. Устинов, К.Н. Руднев7 , М.В. Келдыш, С.П. Королев и др. - всего 11 подписей - докладывают в ЦК КПСС о подготовке к запуску космического корабля с космонавтом на борту: "Запуск корабля-спутника будет произведен на один оборот вокруг Земли с посадкой на территории Советского Союза на линии Ростов - Куйбышев - Пермь... При выбранной орбите корабля-спутника, в случае отказа системы посадки корабля на Землю, обеспечивается спуск корабля за счет естественного торможения в атмосфере в течение 2 - 7 суток... Кроме десятисуточного запаса пищи и воды в кабине космонавт снабжен носимым аварийным запасом пищи и воды, рассчитанным на 3 суток...".

Уже после исторического полета Гагарина при расшифровке телеметрических данных выяснилось, что "Восток" вышел на более высокую орбиту с апогеем 327 километров вместо расчетных 230. Если бы тормозная двигательная установка не сработала, то корабль затормозился бы не в пределах 7 суток, как предусматривалось резервным режимом посадки, а примерно к 20-м суткам.

Запуск намечалось осуществить между 10 и 20 апреля.

3 апреля 1961 года под грифом "Строго секретно. Особая папка" вышло постановление Президиума ЦК КПСС "О запуске космического корабля-спутника". В нем было дано разрешение на отправку в космос человека.

4 апреля президенту Кеннеди положили на стол доклад группы Визнера. "Предложения по космическому сотрудничеству США - СССР". Они включали совместные пилотируемые полеты, в том числе совместную высадку на Луну. О предстоящем полете русского ничего известно не было.

5 апреля советские космонавты и специалисты вылетели на космодром.

6 апреля на закрытом заседании Государственной комиссии по готовности корабля и ракеты-носителя было принято решение произвести запуск 11 - 12 апреля 1961 г.

8 апреля Госкомиссия утвердила первым пилотом Юрия Гагарина, а Германа Титова - запасным, но сами космонавты официально еще ничего не знали.

10 апреля Н.П. Каманин8 сообщил им о назначении первого космонавта планеты.

11 апреля 1961 года Ю.А. Гагарин на стартовом комплексе встретился с боевым расчетом, готовившим ракету и корабль к пуску, а Н.С. Хрущев на отдыхе в Пицунде надиктовывал свои предложения по послеполетным мероприятиям: "Завтра, как говорится, если все будет благополучно, то в 9 часов 07 минут будет запущен космический корабль с человеком. Полет его вокруг Земли займет полтора часа, и он должен приземлиться. Мы хотели бы, чтобы все было благополучно. Послезавтра его доставят в Москву... Намечалось на тринадцатое, но, видимо, поддались суеверию и говорят, что завтра будут пускать. Они думали, как мне сказали, что привезут его сюда. Я это поломал. Это не годится, просто плохо объясняется и плохо понимается, почему сюда, - потому что отдыхаем мы здесь. Поэтому я считаю, что я поеду и Анастаса Ивановича9 уговорю, и там будет встреча на Внуковском аэродроме со всей парадностью, какая возможна, - радио, телевидение, короткий митинг, потом следование в Москву, в Кремль. В Кремле нужно устроить прием. Я не говорил, но думаю, что, может быть, устроить демонстрацию в Москве на Красной площади. Это эпохальное событие".

Первое сообщение ТАСС предполагалось опубликовать немедленно после получения данных о выходе корабля-спутника на орбиту: "Это исключит объявление каким-либо иностранным государством космонавта разведчиком в военных целях".

Но случилось так, что сообщение ТАСС было оглашено не сразу. Причиной было то, что в Министерстве обороны перепечатывалось представление на старшего лейтенанта Ю.А. Гагарина: вместо воинского звания капитан было решено присвоить ему майора.

Задержки сообщения по радио, которого с нетерпением ожидал на Байконуре С.П. Королев, было достаточно, чтобы американцы узнали о полете Гагарина раньше всех: их станция радиоэлектронной разведки на Аляске перехватила переговоры космонавта с Землей через 20 минут после старта.

Все 108 минут исторического полета Юрия Гагарина многократно и подробно описаны.

Удача была на его стороне и всех, кто готовил его космический старт. Дальше его ждала всемирная слава, а еще раньше - встреча в Москве, в Кремле, на самом высоком уровне, какой только можно было представить.

Впрочем, Н.С. Хрущев был не первым, кто встречал космонавта No 1. Из доклада Ю.А. Гагарина на заседании Государственной комиссии после космического полета 13 апреля 1961 года, прежде тоже совершенно секретного: "... Дальше принимал меры, чтобы сообщить, что приземление прошло нормально. Вышел на пригорок, гляжу - женщина с девочкой идет ко мне.10 Примерно метров 800 она была от меня. Я пошел навстречу, собираясь спросить, где телефон. Я к ней иду, смотрю, женщина шаги замедляет, девочка от нее отделяется и направляется назад. Я тут начал махать руками и кричать: "Свой, свой, советский, не бойтесь, не пугайтесь, идите сюда". В скафандре идти неудобно, но все-таки я иду. Смотрю, она так это неуверенно, тихонько ступает, ко мне подходит. Я подошел, сказал, что я советский человек, прилетел из космоса. Познакомились с ней, и она рассказала мне, что по телефону можно говорить с полевого стана. Я попросил женщину, чтобы она никому не разрешала трогать парашюты, пока я схожу до полевого стана. Только подходим к парашютам, здесь идут человек 6 мужчин: трактористы, механики с этого полевого стана. Познакомился с ними. Я им сказал, кто я. Они передали, что вот сейчас передают сообщение о космическом полете по радио...".

На следующий день, 13 апреля, в Пицунде Н.С. Хрущев диктовал замечания по проекту речи на встрече первого космонавта. Потом в Кремле Хрущев говорил не по бумажке - по-человечески это лучше воспринималось, но зато некоторые свои мысли он забыл. Поэтому приведем их здесь по архивным документам, они достойны того: "Надо было бы отметить: я поздравляю родителей Юрия Алексеевича Гагарина за то, что они родили и все сделали, что в их силах, чтобы воспитать такого замечательного сына, который прославил своим подвигом нашу Родину. Также я приношу поздравление супруге Юрия Алексеевича, потому что она знала о том, что Юрий Алексеевич отправляется в космическое пространство, и здесь надо войти в положение женщины - жены и матери, когда она благословила и поддержала своего супруга. Конечно, никто не мог дать никаких гарантий, что эти проводы не являлись для нее последними проводами. И вот мужество и понимание этого говорят о величии этой женщины, о понимании этого подвига".

На следующий день, 14 апреля, в Кремле Хрущев буквально не находил слов, чтобы выразить свой восторг: "Мы горды, потому что это подвиг, но я, видимо, слов не подберу, и поэты, видимо, мастера слова, они тоже трудности имеют. Я считаю, что наиболее ловко вышел из положения Шолохов, который просто написал: "Вот это да!". И это каждый из нас повторял уже сотни раз, когда он сам с собой думал: "Вот это да!.. Вот это Юрка!".

Хрущев имел в виду экстренный выпуск газеты "Правда" 12 апреля, где был опубликован отклик М.А. Шолохова: "Вот это да!.. И тут уже больше ничего не скажешь, немея от восхищения и гордости перед фантастическим успехом родной отечественной науки".

Но Кремль есть Кремль, и для Хрущева главным становится политика: "Это дает многое, с точки зрения обороны нашей страны. Мы получили, конечно, колоссальное преимущество. Но не это главное для нас, - говорил он в своем выступлении. - Главное для нас: пусть тот, кто точит ножи против нас, знает, что Юрка был в космосе, все видел теперь, все знает (Аплодисменты)".

И Кеннеди пришлось определиться: 25 мая 1961 года, через 20 дней после полета первого американского астронавта Алана Шепарда (подскок, 15 минут), на совместном заседании палат конгресса США президент заявил, что если Америка желает выиграть битву за умы людей, то необходимо осознать, какое влияние на будущее планеты имеют недавние драматичные достижения в космосе. Он призвал конгресс выделить весьма значительные средства на программу высадки на Луну ("не одного человека, а целой нации!"). Программа Визнера стала не нужна. Мировая космонавтика на долгие годы оказалась обречена развиваться своими национальными путями.

Но и тогда, и сегодня, когда сотрудничество в космосе признано выгодным и наглядно реализуется в программе Международной космической станции, 12 апреля и на Земле, и в космосе каждый год отмечают как День космонавтики - день, рубежный для человечества.



1 Министр оборонной промышленности СССР, заместитель председателя Совмина СССР.

2 Заместитель главкома ВВС.

3 Председатель Межведомственного научно-технического совета по космическим исследованиям при АН СССР, с 1961 г. президент АН СССР.

4 Министр обороны СССР.

5 Конструктор ракетных двигателей.

6 Конструктор наземного оборудования ракетно-космических стартовых комплексов.

7 Председатель Государственного комитета Совета Министров по оборонной технике.

8 Помощник главкома ВВС по обеспечению космических полетов, руководитель подготовки космонавтов.

9 А.И.Микоян.

10 Анна Акимовна Тахтарова, жена лесника, с внучкой Ритой.



Фото из архива Центра подготовки космонавтов им. Ю.А.Гагарина


Несостоявшееся интервью подводника Покровского с космонавтом Батуриным


У космонавта Юры Батурина хочу взять интервью.

- Только без джентльменского набора, ладно? - говорит он.

Что он под этим понимает, я не знаю. Наверное, журналистские всякие штуки.

Я ему сказал, что буду задавать вопросы не совсем обычные.

- И не сегодня, хорошо? А то я не совсем готов.

- Хорошо.

- А что это за вопросы?

И я ему рассказал, как у меня однажды брали интервью. Одна немецкая журналистка просила отвечать на неожиданные вопросы неожиданно. Например: что вы думаете об облаках?

- Об облаках?

- Да! Вот смотришь на облака - и что приходит на ум?

Юре вопрос нравится.

- Однажды на орбите была сплошная облачность. Ничего не было видно. Одни облака. И я решил смотреть на облака. Целый день смотрел. Я увидел там облака Леонардо да Винчи. Я потом такие же видел на его картинах. Красиво. А потом вдруг ты понимаешь, что твое "я" простирается за пределы скафандра. Это особенно чувствуется, когда остаешься один в капсуле. Тогда твое "я" заполняет всю капсулу.

- Это как в море. В море нельзя плыть несколько часов без того, чтобы не думать о том, что все вокруг - это ты. Что ты и море - это одно и то же. Что рыбы - это ты. Они подплывают и плывут рядом. Потом они отстают, уходят в глубину.

- Это точно. Я люблю плавать в море. Такие же ощущения.

- А правда то, что в какой-то точке на орбите космонавты вдруг начинают слышать рев динозавров и звуки средневековых сражений - лязг мечей, например?

- Нет, неправда. Просто в невесомости мозг человека, как и любая жидкость в состоянии невесомости, стремится принять форму шара, а черепная коробка не дает ему это сделать. То есть на какие-то области мозга давление усиливается, а на какие-то - ослабевает. У человека могут проснуться способности к пению, рисованию, написанию музыки. Причем на земле все это утрачивается.

- И человек приходит в свою норму?

- И человек приходит в норму.

Вот такое я взял у Батурина короткое интервью.

http://novgaz.2u.ru:3000/data/2006/26/28.html
10.04.2006

viperson.ru

Док. 299168
Перв. публик.: 10.04.06
Последн. ред.: 12.05.12
Число обращений: 311

  • Хрущев Никита Сергеевич
  • Гагарин Юрий Алексеевич
  • Публицистика
  • Шолохов Михаил Александрович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``