Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Олег Кашин:Нельзя не давать Назад
Олег Кашин:Нельзя не давать
Благотворительная активность украинского бизнеса переросла рамки самодеятельности. Сегодня ей необходимы законодательная основа и правильный менеджмент

Украинцы все охотнее дают деньги на благотворительные дела. Так, проект "Детская больница будущего" Международного благотворительного фонда "Украина 3000" уже собрал более 250 миллионов гривен. Их пожертвовали физические и юридические лица, в том числе крупнейшие корпорации "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД), "Интерпайп" и "Систем Кэпитал Менеджмент" (СКМ) в лице своего корпоративного благотворительного фонда "Развитие Украины", банки и промышленные предприятия.

При этом помощь в строительстве и оборудовании "Детской больницы будущего" - лишь часть благотворительной деятельности, которую ведут крупнейшие представители украинского бизнеса. ИСД отметил прошлый год масштабными проектами в сфере здравоохранения (программа "Здоровье нации"), сохранения историко-культурного наследия (возрождение археологического памятника казацких времен "Гетманской столицы" Батурина, продолжение общественной презентации уникальной частной коллекции "Платар", состоящей из древних раритетов) и поддержки современной отечественной культуры. Фонд корпорации СКМ "Развитие Украины" профинансировал реконструкцию Дома митрополита Национального заповедника "София Киевская" и участвовал в благотворительных программах по здравоохранению и образованию. А Фонд Виктора Пинчука работал и продолжает работать в шести направлениях: здоровье, образование, культура, права человека, Украина в мире, местное самоуправление.

Именно благодаря их помощи были осуществлены два самых интересных прошлогодних проекта в области современного искусства. ИСД организовал и профинансировал "Дни современного театра в Киеве" - масштабного показа спектаклей в постановке работающего сейчас в Германии украинского режиссера Андрея Жолдака. А Фонд Виктора Пинчука открыл PinchukArtCentre - самый большой центр современного искусства в Украине, где экспонируются работы отечественных и зарубежных художников.

Благотворительностью в нашей стране занимаются не только мегакорпорации. Так, создание в прошлом году уникального для Украины театра современного балета "Киев-модерн-балет" всецело является заслугой Фонда поддержки искусств Владимира Филиппова, президента корпорации "Интэко". А благотворительной деятельностью в таких направлениях, как здравоохранение, помощь социально незащищенным слоям населения, сохранение культурного наследия, образование, физическая культура и спорт активно занимаются многие сотни, если не тысячи, компаний, физических лиц и общественных организаций.
Все, как в Штатах

По мнению Томаса Эймонд-Ларитаса, президента Фонда Виктора Пинчука, сегодняшняя ситуация в Украине сходна с тем, что происходило в США в начале двадцатого века: огромное имущественное расслоение, проблемы в сфере образования и здравоохранения, постепенный рост среднего класса и повышение уровня его благосостояния. В Америке все это привело к росту благотворительности, и сегодня объем пожертвований американских граждан составляет 3% от ВВП США. Они верят в идею социального государства и полагают, что помощь нуждающимся в ней людям должна быть основана прежде всего на частной инициативе.

Точно так считали и в дореволюционной Украине. По свидетельству сотрудника Музея истории Киева Виталия Ковалинского, во времена Российской империи Киев опережал по уровню благотворительности Санкт-Петербург и Москву. Многие дореволюционные киевские больницы, детские приюты, дома для престарелых, учебные заведения, музеи и другие культурные учреждения были построены на благотворительные пожертвования. Государство стимулировало благотворительность, награждая особо отличившихся на этом поприще орденами и потомственным дворянством. Как, к примеру, знаменитую династию киевских филантропов-предпринимателей Терещенко, начинавших свой бизнес с торговли на базаре в украинском городке Глухове. Но главной причиной благотворительности была система ценностей, существовавшая в тогдашнем обществе. Киевский богач Израиль Бродский, которому город обязан областной больницей (а его сыну Лазарю - Бессарабским рынком), говорил, что киевляне жертвуют на благотворительность по такому принципу: даю, потому что знаю: нельзя не давать.

То, что "нельзя не давать", хорошо знают и руководители сегодняшних крупных западных корпораций. Генеральный директор Whites International Public Relations Мартин Нанн, выступая на организованных журналом "Эксперт Украина" и Фондом Виктора Пинчука дебатах "Благотворительность в Украине: мифы и реальность", назвал общественное мнение одной из главных причин, по которым западные компании занимаются сегодня благотворительностью. Причем речь здесь даже не о том, что успешная компания должна ею заниматься. Это само собой разумеется. Общественный запрос формулируется иначе: "Возможно, они не жертвуют на благотворительность просто потому, что плохо работают и у них не хватает денег?".
Благотворительный менеджмент

Возрождая традиции дореволюционной благотворительности, представители украинского крупного бизнеса дополняют их привычным для себя системным менеджментом. "Что делают прежде всего, когда возникает новая бизнес-идея? Изучают готовность потребительской аудитории и ее заинтересованность в данном продукте, - говорит начальник департамента по корпоративным связям компании "Киевстар" Жанна Ревнова. - Точно так же компания, собираясь заняться благотворительностью, должна сначала выяснить, какие направления в этой деятельности общество считает самыми важными и чего оно ждет в сфере благотворительности именно от этой компании". Тот же "Киевстар" такие исследования ежегодно проводит в рамках исследования состояния имиджа и его репутации.

Следующий шаг - консультации с профильными отечественными и международными органами. Это могут быть, к примеру, министерство по делам молодежи и спорта, МЧС, министерство образования и науки, ЮНИСЕФ, ООН, благотворительные организации и фонды, которые в этом случае выступают в данном проекте в роли социальных партнеров компании "Киевстар". "Мы объясняем им, что хотим работать в таких-то направлениях благотворительной деятельности, и просим назвать самые, по их мнению, актуальные для нашей страны проблемы в этих областях. Далее, исходя из своих бюджетных возможностей, процедур и требований наших акционеров, разрабатываем соответствующие проекты и реализуем их вместе с нашими социальными партнерами или самостоятельно", - рассказывает Жанна Ревнова.

Помогая компании определить конкретные направления благотворительной помощи, партнерские организации-эксперты предоставляют и базу данных по ее потенциальным получателям. В ходе осуществления проектов полнота и объективность этой базы, как правило, подтверждается. "В 90% случаев социальные партнеры адекватны и конструктивны", - констатирует Ревнова.

Далее начинается работа на уровне прямых контактов непосредственно с каждым адресатом благотворительной деятельности. Параллельно с выделением помощи сотрудники компании "Киевстар" контролируют ее правильное расходование, вплоть до выяснения, к примеру, соблюдалась ли получателями процедура тендеров при закупках.

Менеджерский подход к благотворительной деятельности подразумевает также организацию на предприятии соответствующего структурного подразделения. В компании "Киевстар" этим занимается отдел по связям с общественностью и внутренним коммуникациям, входящий в состав департамента по корпоративным связям. Он отвечает за все социальные проекты и социальную деятельность в масштабе всей страны, а также на региональном уровне. Локальные благотворительные проекты в регионах курируют региональные PR-специалисты компании, управляемые из центра и подотчетные ему.
Усеченные льготы

Понятно, что ни "Киевстар", ни другие украинские крупные компании не могут помочь всем нуждающимся. И никакой современный менеджмент здесь положения не изменит. "Чем больше мы делаем, тем больше получаем новых просьб, - говорит Жанна Ревнова. - В такой ситуации оказывается любая крупная компания, занимающаяся благотворительностью". Мегакомпании расположены в основном в больших городах, а главные социальные проблемы возникают в глубинке. И, конечно, где-то в маленьком городке у разваливающихся детсада или районной больницы больше шансов получить благотворительную помощь от местного небольшого промышленного или торгового предприятия, чем от солидной компании в столице.

И тут сразу дает о себе знать первая серьезная проблема отечественной благотворительности - наше законодательство такую деятельность слабо стимулирует. Конечно, крупные компании в любом случае будут продолжать заниматься ею, понимая, что благотворительность уже стала частью их имиджа. Однако у малого и среднего бизнеса ситуация иная. Они считают каждую гривню и будут заниматься благотворительностью намного охотнее, если эта деятельность даст еще и какие-то налоговые преференции. Так происходит во всем мире.
Однако льготы, предоставляемые нашим благотворителям, вызывают удивление не только у отечественных бизнесменов, но и у зарубежных экспертов, сравнивающих их с аналогичными положениями в законодательстве западных стран. С одной стороны, украинское законодательство признает общественную значимость благотворительности и поэтому разрешает включать в валовые расходы, направленные на благотворительность, суммы средств или стоимость товаров, работ или услуг. С другой - тут же ограничивает суммарный размер расходов, на которые распространяются эти налоговые льготы, "вилкой" не менее двух и не более пяти процентов налогооблагаемой прибыли предыдущего отчетного года.

И даже эти усеченные налоговые льготы власть то дает, то приостанавливает их действие. Правовая неразбериха усугубляется еще и тем, что благотворительность до сих пор регулируется в Украине одним-единственным Законом "О благотворительности и благотворительных организациях", принятым еще в 1997 году. Закон этот грешит расплывчатыми и устаревшими формулировками, которые при желании можно толковать по-разному. Что, естественно, украинские благотворители и проверяющие их налоговые органы зачастую и делают.
Нужны ориентиры и приоритеты

Еще одна проблема современной украинской благотворительности - слабая ее координация на национальном и местном уровнях. У средних и небольших компаний, не говоря уже о просто состоятельных гражданах, для системной деятельности в этой сфере, в отличие от больших корпораций, просто не хватит опыта и ресурсов. Кто-то поможет школе, в которой сегодня учатся его дети. Кто-то - любимому театру. Кто-то - роддому, где родился его ребенок. Но при всей положительной эмоциональной окраске такой благотворительности она далеко не всегда соответствует реальным запросам общества в целом.

На Западе эту проблему обычно решают за счет создания благотворительных организаций, где поступающими средствами распоряжаются представители общественности. "Современная благотворительность на Западе развивается как перераспределение сверхдоходов бизнеса при помощи гражданского общества. Это значит, что представители рядовых граждан в лице правления или наблюдательного совета сами определяют, на какие социально значащие проекты пойдут поступающие в фонд средства. При этом решения такого рода принимаются коллективно, прозрачно и публично. Отчеты об использовании средств публикуются", - объясняет директор благотворительного фонда "Возрождение" Евгений Быстрицкий.

Однако проблему нельзя сводить только к тому, как правильно выстроить приоритетность адресатов получателей помощи. Украинцам нужно решать в целом, какие направления благотворительной деятельности являются сегодня наиболее социально важными. Так, например, замдиректора по развитию Международного центра перспективных исследований Владимир Никитин считает, что системная благотворительность в Украине должна быть направлена в первую очередь на восстановление интеллектуального потенциала. Иначе говоря, на образование. Другой эксперт называет в качестве главного приоритета здравоохранение. Третий - сохранение культурного наследия.

Вывод тут единственный: одним из условий развития системной благотворительности в Украине является развитие гражданского общества, которое сумеет правильно сформулировать и предъявить на разных уровнях свои запросы. У американцев, еще в начале XIX века удивлявших французского мыслителя Алексиса де Токвиля умением объединяться для решения своих проблем в разные комитеты и ассоциации, тяга к благотворительности счастливо совпала с привычкой к жизни в условиях гражданского общества. Украинцам этому еще надо учиться.

Что касается уже существующих благотворительных фондов, то Украину, по мнению экспертов, ждут интересные перемены. Томас Эймонд-Ларитас считает, что благодаря изменениям в экономической ситуации наша страна приближается к полной трансформации содержания благотворительности. Вместо разработки филантропических проектов, интересных прежде всего большим компаниям, отечественным благотворительным организациям придется научиться работать с украинским средним и малым бизнесом и индивидуальными гражданами, число которых будет увеличиваться.
Помощь для Востока

Системному развитию украинской благотворительности мешает и то, что у претендентов на получение помощи нет опыта в привлечении спонсорских средств. На западе эта наука называется фандрайзингом и о ней пишут целые учебники, как и где искать потенциальных благотворителей, сколько у каждого из них просить денег, как составить заявку и пр.

Пример того, как умение разговаривать на одном профессиональном языке помогает претендентам получить благотворительную помощь, - выделение киевскому Музею искусств имени Богдана и Варвары Ханенко министерством иностранных дел Нидерландов гранта в размере 200 тыс. евро (вдобавок к сумме, отпущенной киевскими властями) на открытие экспозиции "Искусство стран Востока". Этот музей тоже возник в результате благотворительности: известные киевские коллекционеры произведений искусства Богдан и Варвара Ханенко в 1917 году завещали свой дом, библиотеку и коллекцию для организации общедоступного музея.

Средства в сумме 200 тыс. евро выделили в рамках международного проекта Матра/Музеи Украины, хотя первоначально в нем никаких грантов на обустройство экспозиции не предусматривалось. Главной целью проекта было проведение в 2006-2008 годах международных конференций, семинаров и тренингов по музейному менеджменту, которые должны были провести для музейщиков Украины их коллеги из Нидерландов. Попросить деньги на обустройство экспозиции было идеей киевских музейщиков. И на то, что голландцы эту просьбу выполнили, подействовало сразу несколько факторов. Они были поражены объемом находящейся в киевском музее коллекции работ их знаменитых соотечественников. Кроме того, коллегам пришлось по душе стремление сотрудников музея сохранить в нем дух частного особняка того времени (сегодня в западном музейном деле это одна из самых модных фишек). И еще одно: сотрудники музея заработали в глазах голландцев репутацию не только специалистов музейного дела, но и хороших менеджеров. Они не только взяли на себя роль координаторов по Украине проекта Матра, но и четко отчитались по отпущенным на него средствам. Наконец (и это, возможно, самое главное), киевские музейщики не просили денег "вообще". "Очень важно, что мы четко знали, чего хотим. Мы могли показать план, объяснить, на что конкретно собираемся тратить деньги, и обосновать каждую предполагаемую статью расходов", - говорит ведущий научный сотрудник музея Анна Рудик.

Однако пока музей имени Ханенко - скорее исключение. Большинство наших учреждений культуры не готовы к общению такого рода с потенциальными спонсорами. И это не только их вина, но и беда. Тут можно вспомнить, как в середине 90#8722;х годов приехавшие в Украину западные организации по содействию развития бизнеса жаловались, что все разговоры с нашими предпринимателями проходили примерно так: "Вы денег дайте. А на что их потратить, я сам знаю". Нынче каждый украинский бизнесмен знает, что главный аргумент в таких разговорах - толковый бизнес-план. Со временем это поймут и в наших музеях, больницах, школах, детских садах и т. п. И понимание придет тем быстрее, чем раньше местные власти в городах и городках Украины организуют фандрайзинговый ликбез.

Однако первое, что нужно сделать сегодня, - пересмотреть регулирующее отечественную благотворительность законодательство. Старший юрист юридической фирмы "Магистр & Партнеры" Александра Павленко, считает, что необходимо ликвидировать нижний предел расходов на благотворительность, на которые распространяются налоговые льготы. А верхний предел, учитывая статистику и практику других государств, поднять до 30%. Для тех, кто предоставляет благотворительную помощь, нужно также предоставить больше возможностей делать это, не теряя налоговые льготы. (Сейчас для включения благотворительной помощи в состав валовых расходов требуется, чтобы она перечислялась исключительно благотворительным фондам или неприбыльным организациям.) В то же время такое расширение налоговых льгот должно сочетаться с ужесточением контроля над целевым использованием полученных от благотворителя средств. И, безусловно, в Украине давно назрела необходимость сформулировать и принять новые законодательные акты, регулирующие благотворительность. В них должен быть учтен современный мировой опыт и заложены основы для решения проблем, возникающих сегодня у отечественных благотворителей.

В подготовке статьи принимала участие Алла Перова.



"Эксперт Украина" No6
12.02.2007
http://www.expert.ru/printissues/ukraine/2007/06/blagotvoritelnost/

Док. 461280
Перв. публик.: 12.02.07
Последн. ред.: 13.07.08
Число обращений: 136

  • Кашин Олег

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``