Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Олег Кашин:Почему Новоалександровск не стал Кондопогой Назад
Олег Кашин:Почему Новоалександровск не стал Кондопогой
Маленький город в полутора часах езды от Ставрополя после покушения на местного казачьего атамана по всем признакам должен был стать местом кровавых столкновений на национальной почве. Но не стал

Вечером 13 февраля атаман Нижнекубанского отдела Терского казачьего войска Андрей Ханин был госпитализирован в реанимацию районной больницы Новоалександровска с огнестрельными ранениями головы и позвоночника. В атамана стреляли в самом центре города - у входа в местный ДК, где находится принадлежащий новоалександровским казакам тренажерный центр (Ханин занимался там каждый вечер). Свидетелей не было, стрелявшему удалось скрыться.

О том, что случилось в Новоалександровске, журналисты федеральных СМИ узнали из сообщений пресс-службы Движения против нелегальной иммиграции - это, без преувеличения, стало вторым информационным триумфом ДПНИ. Первым была Кондопога - когда в этом карельском городке прошлой осенью начались волнения на национальной почве, на протяжении нескольких дней единственным источником информации о происходящем были также пресс-релизы ДПНИ, рассылаемые по редакциям московских газет.

Судя по информации, поступавшей из Новоалександровска, события в этом городе разворачивались в полном соответствии с кондопожским сценарием. В ночь после покушения большая группа местных жителей разгромила и сожгла несколько магазинов, принадлежащих выходцам с Кавказа, а также побила камнями окна особняка владельца местного мясокомбината грузина Тимура Гулуа (строго говоря, в сообщениях речь шла о двух грузинах - Тенгизе Гулуа с мясокомбината и главе грузинской общины Тимуре. На самом деле это один и тот же человек). Сам Гулуа к этому моменту был эвакуирован из города неизвестными людьми в камуфляже. По крайней мере, так сообщала пресс-служба ДПНИ, уточнявшая: "В больнице города находятся раненые, в том числе много иммигрантов. Она оцеплена милицией. В город едут казаки со всего края, а также из Краснодара и Ростова". Также сообщалось, что между Новоалександровском и Ставрополем прекращено транспортное сообщение, Новоалександровск оцеплен внутренними войсками.

На следующий день перед зданием районной администрации начался бессрочный митинг с требованием отставки главы администрации Новоалександровского района Николая Герасимова. На субботу 17 февраля был запланирован аналогичный митинг - "народное собрание" - перед зданием городской администрации Ставрополя. Как было сказано в анонсе, рассылавшемся при помощи SMS-сообщений на мобильные телефоны жителей краевого центра, "в 14.00 жители города Ставрополя собираются у здания городской администрации в знак солидарности с горожанами Новоалександровска с требованиями к властям уничтожить этническую преступность и процветающую коррупцию в крае".
Народное собрание

Как ни удивительно, именно эти анонсы, а вовсе не сообщения о беспорядках в Новоалександровске, выглядели наиболее странно. Дело в том, что ставропольская горадминистрация в отличие от мэрий большинства российских городов находится не на главной городской площади, а на проспекте Карла Маркса, который только называется проспектом, а на самом деле представляет собой обыкновенный бульвар с узким тротуаром и проезжей частью в два ряда, поэтому перед зданием просто нет места ни для какого "народного собрания". Призыв собираться там выглядел достаточно абсурдно. Сторонник ДПНИ Павел Белов ("Белов - моя настоящая фамилия", - уточняет он, когда представляется), единственный в Ставрополе официальный представитель движения, предположил, что анонс "народного собрания" писали в Москве и "служба информации что-то напутала", - сам Белов не знал, кто инициировал проведение мероприятия.

С Павлом Беловым мы встретились на автобусной остановке около мэрии Ставрополя в час, когда здесь должен был начаться митинг. Белов делал вид, что ждет троллейбус, и это выглядело вдвойне комично, если учесть, что на противоположной стороне проезжей части стояли переодетые в форму ГАИ двое сотрудников краевого РУБОПа, которые накануне вызывали Белова на профилактическую беседу. И РУБОПу, и ДПНИ было интересно, кто придет на "народное собрание". Не пришел никто - совсем никто.

К вечеру обе стороны истолковали несостоявшийся митинг в свою пользу: пресс-служба краевого ГУВД отрапортовала о том, что милиции удалось пресечь попытки дестабилизировать ситуацию в крае. По сообщению ГУВД, часть "представителей экстремистских группировок" была задержана при попытке устроить митинг, часть просто разбежалась при появлении сотрудников милиции. Пресс-служба ДПНИ в свою очередь заявила, что митинг не состоялся из-за массовых милицейских облав на сторонников "патриотических организаций" и из-за того, что место перед мэрией было заранее занято молодыми сторонниками "Единой России", срочно устроившими там свой пикет.

При том, что ни одно, ни другое заявление не соответствует действительности, стоит признать, что в пресс-релизе ДПНИ в отличие от сообщения ГУВД есть хотя бы формальные признаки правды. Пикет сторонников "Единой России" действительно имел место - двое молодых активистов партии уже несколько дней стоят у входа в мэрию со странным плакатом "Кузьмин (мэр и первый номер списка "Справедливой России" на выборах краевой Госдумы 11 марта. - "Эксперт") заставляет нас умирать на дороге!". Но, даже если бы их было не двое, а четверо, они вряд ли могли бы помешать какому-либо митингу. Милицейские облавы тоже были. С утра 17 февраля участковые задерживали "для выяснения личности" прямо по месту жительства членов Союза славянских общин и славян родной веры - местных аполитичных язычников, представляющих единственную реально существующую в крае группировку, которую милиция считает экстремистской. Всего было задержано около двух десятков представителей этой общины.

"Оцени разницу интеллектуального уровня, - говорит Павел Белов. - УБОП - это интеллигенты. Вежливо пригласили, поговорили и отпустили. А обычные менты хватают всех подряд, идиоты. И ГУВД потом перед Москвой рисуется: смотри, Москва, мы экстремистов поймали. Москва верит".
Похоронный штаб
Атаман Андрей Ханин не приходя в сознание умер в новоалександровской реанимации в 13 часов того же дня, субботы. От Ставрополя до Новоалександровска полтора часа езды, и когда, приехав к зданию районной больницы, я позвонил атаману Ставропольского казачьего округа Михаилу Серкову, который дежурил у постели раненого друга, тот уже сидел на заседании штаба по организации похорон Андрея Ханина, оперативно созданного в районной администрации.

Бессрочного митинга перед зданием райадминистрации обнаружить не удалось - на площади было совсем пусто. Как выяснилось, местные жители действительно митинговали 14 февраля, но быстро разошлись по домам, переведя свой бессрочный митинг в, как выразилась секретарша райадминистрации, "виртуальную форму". То есть формально митинг оставался открытым и был прекращен только утром в субботу, когда основное требование новоалександровцев было выполнено - и. о. губернатора края Владимир Гаркуша (губернатор Александр Черногоров накануне ушел в отпуск по болезни; в Ставрополе, впрочем, говорят, что никакой болезни нет, просто после того, как от него в "Справедливую Россию" ушла жена, губернатор предпочитает не появляться на публике) своим распоряжением отстранил от должности главу администрации района Николая Герасимова.

Слухи о какой-то военно-полицейской блокаде Новоалександровска тоже не подтвердились - на въезде в город дежурила патрульная машина ГАИ, но называть сидевшего в ней инспектора ДПС "усилением" было бы несправедливо. Он, правда, остановил нашу машину за превышение скорости (что соответствовало действительности), но, увидев за рулем девушку, которая к тому же сразу похвасталась, что везет в Новоалександровск журналиста из Москвы, даже штрафа не взял. Когда в каком-нибудь месте происходит ЧП, влекущее за собой усиление мер безопасности (как, например, в Беслане в 2004 году), журналистов туда стараются не допускать с особой тщательностью, новоалександровский же инспектор с удовольствием впустил нас в охраняемый им город.

В здании райадминистрации, впрочем, милицейское усиление было более ощутимо - на первом этаже дежурил наряд милиции из краевого центра, приехавший на одной патрульной машине вместе с сотрудниками орготдела краевого правительства, присланными участвовать в организации похорон атамана. Впрочем, все функции этих милиционеров сводились к сидению в вестибюле. На вопрос, в каком кабинете заседает похоронная комиссия, возглавлявший милицейский наряд капитан честно ответил, что сам он не местный и ничем помочь не может, и даже не поинтересовался, зачем посторонний человек хочет туда попасть.

Комиссия заседала в конференц-зале администрации. В организации похорон участвовала вся районная элита - глава района Сергей Нешев, настоятель местного храма Михаила Архангела отец Андрей, а также начальники всех отделов райадминистрации, включая начальника ОВД, и местный военком. Распоряжался всем лысеющий мужчина лет пятидесяти в пиджаке и галстуке. Я был уверен, что это и есть Сергей Нешев, но когда мужчина обратился к настоящему Нешеву со словами: "А ты, Сергей, собирай депутатов", стало понятно, что это кто-то другой. "Это Яшкунов, Алексей Григорьевич", - уважительно пояснил кто-то из районных чиновников.

Выходец из Новоалександровска Алексей Яшкунов - зампред бюджетного комитета краевой думы и по совместительству районный олигарх, владелец стекольного завода. Живет в Ставрополе, в родной город приехал отдохнуть на выходные, а когда стало известно о смерти атамана, решил лично координировать работу местной власти. Власть не возражала.
Обсуждали место захоронения Андрея Ханина. Учитывая прижизненный статус атамана и обстоятельства его гибели, вопрос о захоронении в обычной могиле на городском кладбище даже не рассматривался. Вариантов было два: либо на главной городской площади около православной часовни, либо на территории храма Михаила Архангела. Устраивать могилу на площади члены оперативного штаба по здравому размышлению не стали - Алексей Яшкунов сказал, что рано или поздно жена и мать атамана захотят быть похороненными рядом с ним и это место превратится в кладбище, а отец Андрей добавил, что на площади "басурманы пиво пьют". Решили хоронить рядом с храмом.

Когда определились с местом, Алексей Яшкунов распорядился (точнее, попросил), чтобы военком организовал полевую кухню для тех, кто приедет на похороны, - по словам атамана Михаила Серкова, одних казаков с Дона, Кубани и Ставрополья должно прибыть полторы-две тысячи.

"Михаил Иванович, попросите их ничего лишнего с собой не привозить", - обратился к атаману начальник районного ОВД. Атаман возмутился: "Вы, наверное, не знаете, что казаки никогда не ездят на похороны с оружием". Но начальник милиции все-таки имел в виду другое: "Да при чем тут оружие, я о водке вообще-то".

Алексей Яшкунов с таким ходом мысли согласился и попросил главу района отменить "по техническим причинам" масленичную ярмарку и закрыть магазины, торгующие спиртным. Сергей Нешев пообещал выполнить.
Не тот человек

Так были ли в Новоалександровске беспорядки? Были. Перед магазином "Гурман-3" (это фирменная торговая точка Новоалександровского мясокомбината) на земле свалены разбитые оконные стекла. Сам магазин уже застеклен заново, но закрыт, и через новые окна видно, что витрины магазина также разбиты, а колбасы на них нет. У двери на стене - предвыборный плакат: "Виктор Дубина. За землю, за справедливость, за людей" - его почему-то не тронули. Кто громил магазин, неизвестно, более того, по словам местных чиновников, милиция получила из Ставрополя указание не искать погромщиков, чтобы не усугублять и без того сложную ситуацию.

Почему громили именно мясокомбинатовский магазин? Потому что Андрей Ханин организовывал "экологические патрули", испортившие немало нервов владельцу комбината Тимуру Гулуа (он действительно после покушения уехал из города, но сам, без помощи "людей в камуфляже"), - комбинат работает без очистных сооружений, кроме того, отходы жизнедеятельности комбинатовского свинарника выливаются в местный ручей. Версия о мести за экологические претензии распространилась по городу в виде слухов в первые же часы после выстрелов около ДК, и город обреченно приготовился к беспорядкам. "Никто этого не хотел, все этого боялись, но все понимали: началось", - рассказывает попросившая не называть ее имени учительница новоалександровской школы. Кстати, в восьмом классе этой школы вместе учатся пятнадцатилетние сыновья Андрея Ханина и Тимура Гулуа. По словам учительницы, они даже дружат.

Наутро после покушения практически все новоалександровские школьники не пришли на занятия - не отпустили родители. Правда, уже через сутки школа работала в нормальном режиме, потому что к вечеру 14 февраля милиция объявила о поимке подозреваемого. Это 23#8722;летний Алексей Сергеев из соседней станицы Григорополисской. У Сергеева был какой-то личный конфликт с атаманом, и кто-то вроде бы даже видел его в вечер покушения около автомобиля Ханина. Но, скорее всего, никаких доказательств причастности Сергеева к убийству у правоохранительных органов нет и задержан он был только потому, что кого-то задержать было нужно обязательно, а в ноябре Сергеев с Ханиным подрались прямо на улице на глазах у многих горожан, так что все знают, что у них была "личная неприязнь" (теперь это официальная формулировка мотива убийства атамана).

Несмотря на это, после задержания Сергеева по городу буквально прокатился вздох облегчения. Если поверить в виновность какого-то непонятного станичника - единственная плата за то, чтобы избежать столкновений на национальной почве, то горожане готовы заплатить такую цену. Тем более что он точно дрался с атаманом прошлой осенью.

Наутро после задержания Сергеева все новоалександровские школьники вышли на занятия.
Ставрополье - не Карелия
Подводя итоги инцидента, атаман Михаил Серков (кстати, именно он первым из публичных лиц связал покушение на Ханина с его претензиями к мясокомбинату) назвал убийство в Новоалександровске "наглым вызовом, имеющим целью расколоть единство государственной власти и казаков". Дело в том, что ставропольские казаки - реестровые, то есть по сути казачество - часть государственной системы, органично встроенная в краевую властную вертикаль. Но все же вряд ли это можно считать главной причиной срыва кондопожского сценария в Новоалександровске. Настоящая причина гораздо проще: Ставрополье - это не Карелия.

Эту мысль в разных формулировках повторяли едва ли не все, кто комментировал новоалександровские события. "Ждали Кондопогу - получили Кондопогу, - пишет в своем блоге публицист Михаил Бударагин. - Но это - Ставрополь, это - казаки. Так что вряд ли все ограничится судебным заседанием, даже с самым скорым и самым максимальным сроком. В Ставропольском крае нелюбовь к разного рода приезжим - явление почти повсеместное".

Между тем в действительности у формулы "Ставрополье - не Карелия" прямо противоположный смысл. Это действительно не Карелия. Для тихой и спокойной Карелии, всю перестройку и все 90#8722;е просуществовавшей на обочине российской жизни (вспомните, много ли карельских новостей в эти годы попадало даже не на первые, а хотя бы на вторые полосы газет), национальный вопрос оказался актуальной новинкой только осенью 2006 года. Ставрополье к этому моменту пережило две чеченские кампании (в которых участвовал весь личный состав ставропольской милиции, все расквартированные в крае войска, значительная часть мужчин призывного возраста, которых из военкоматов чаще, чем в остальных регионах, отправляли именно в Чечню), взрывы на рынках и вокзалах в Кисловодске, Пятигорске, Ессентуках, Невинномысске, кровавый теракт в Буденновске, прошлогодние бои с ногайцами-ваххабитами в Нефтекумском районе. Кроме того, начиная еще с войны в Нагорном Карабахе Ставропольский край был транзитным регионом для беженцев из всех горячих точек Кавказа и Средней Азии - в Ставрополье или через Ставрополье ехали и русские, бежавшие от войны, и армяне, у которых здесь еще с дореволюционных времен живут родственники, и представители других народов. Ставропольский край стал многонациональным не вследствие "ленинской национальной политики" и тем более не после распада СССР, а еще в конце XVIII века, когда эта земля только стала частью России. Сравнение с неискушенной в национальном вопросе Карелией действительно некорректно, но не потому, что ставропольские казаки только и мечтают о том, чтобы начать резню, а потому, что стремление избежать резни - определяющая черта местного менталитета.

Атамана Андрея Ханина похоронили 19 февраля у храма Михаила Архангела в Новоалександровске. Было очень много народу. Похороны прошли спокойно.

Ставрополь-Новоалександровск


"Эксперт" No8
26.02.2007
http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/08/novoalexandrovsk/

Док. 461281
Перв. публик.: 26.02.07
Последн. ред.: 13.07.08
Число обращений: 154

  • Кашин Олег

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``