Глава Минздрава допустила введение четырехдневной рабочей недели в России
Дамы высокого полета Назад
Дамы высокого полета
Пока представительницы разных стран уверенно завоевывают околоземное пространство, наши соотечественницы лишь провожают товарищей с Байконура грустными взглядами. Есть ли шансы на исправление ситуации?         

На 8 апреля с Байконура запланированы запуски ракеты-носителя "Союз" и корабля "Союз ТМА-12" на МКС с совместным российско-корейским экипажем. На орбиту отправится первая корейская девушка-астронавт Ли Со Ен. Интересно, что на высокую миссию претендовали 36 тысяч южнокорейских граждан. Но выбор пал на женщину-астронавта. "Для меня это большая честь и ответственность, а событие - знаковое для всей страны, - на довольно приличном русском говорит Ли "Итогам". - Первый полет - всегда самый запоминающийся, самый эмоциональный, самый важный в судьбе, и я горжусь, что стала первым представителем корейской астронавтики. Я учу русский чуть больше года и надеюсь, что языкового барьера на борту не возникнет. Впрочем, я всегда работала с мужчинами, и мне несложно найти с ними общий язык".

Космическая история Кореи начинается с женщины. Прорыв? Несомненный. А нам должно быть обидно. Несмотря на то что именно наша соотечественница первой среди женщин отправилась в космос, закрепить успех в этом направлении мы так и не смогли. За 45 лет, прошедших после старта в 1963 году Валентины Терешковой, на орбите от страны побывали всего две женщины: Светлана Савицкая, летавшая дважды - в 1982 и 1984 годах, и Елена Кондакова - в 1994 году на борту корабля "Союз ТМ-17" и в 1997-м на шаттле "Атлантис". На этом список заканчивается. Для сравнения: в США насчитывается 40 астронавток, Канада делегировала к звездам двух своих представительниц, Япония, Великобритания и Франция - по одной. Согласно плану развития пилотируемых полетов Китая в недалеком будущем среди тайконавтов также появятся женщины, для которых уже разрабатываются строгие нормативы. Новость очень обрадовала 35 девушек-кандидаток, которые проходят обучение профессии на тренировочной базе в институте авиационных и космических полетов Китая.

Пока представительницы разных стран завоевывают околоземное пространство, россиянки провожают грустными взглядами товарищей с Байконура. Почему наши женщины не летают?

На орбите только мужчины

- Когда же наши, российские девушки начнут активно покорять космос? - задаю вопрос Герою России, летчику-космонавту Юрию Усачеву. - Есть ли в нашей стране достойные кандидатки?

- Есть, но, к сожалению, только одна, - констатирует мой собеседник.

Речь о тридцатилетней сотруднице РКК "Энергия" Елене Серовой, недавно зачисленной кандидатом в отряд космонавтов. Когда ей задали вопрос, кто лучше справляется с такой трудной профессией, она ответила: "Человека необходимо рассматривать не как мужчину или женщину, а как профессионала. И если с такой точки зрения подходить к этому вопросу, то время рассудит Ц на что я годна, на что годны другие".

А пока ситуация в российской космонавтике такова, что вопрос особого отбора среди женщин вроде как и не стоит. И главная тому причина, по оценкам экспертов, невозможность объявить широкий набор, как это принято, например, в Соединенных Штатах, где существует система, позволяющая отбирать кандидатов по всей стране, и любой желающий может "записаться" в астронавты. "В США все прекрасно понимают, что это просто работа: тяжелая, изматывающая, но хорошо оплачиваемая и почетная, - говорит Юрий Усачев. - У нас же со скудным финансированием можно просидеть всю жизнь в дублерах, получать по сегодняшним ставкам 12-15 тысяч рублей в месяц и ждать полета, на гонорар от которого квартиру не купишь". Наиболее яркий в этом плане пример - судьба Ирины Прониной, дублерши Светланы Савицкой при подготовке к старту в 1982 году. Она более 10 лет жила надеждами о полете, но ее планам так и не суждено было сбыться: мечта не умерла до сих пор - исчезла надежда. В космической отрасли как в театре: кому-то в силу обстоятельств достается главная роль, а кому-то - дублирующая.

Пронина в космонавты пошла "добровольно-принудительно". "Помню, в классе третьем спрашивала у отца: как стать такой же, как Терешкова? А он мне: "Обливайся холодной водой и учись на пятерки". Вот я и обливалась, и отличницей стала, а мечта так и не сбылась, - рассказывает Ирина "Итогам". - Помню, пришла в назначенное комиссией время, такая красивая блондинка, хохотушка, а там сплошные "мухоморы" сидят - деды-академики. Нас в первом наборе человек 15 было - и все как на подбор: хоть на конкурс красоты отправляй. Через некоторое время осталось восемь, и среди нас, без сомнения, выделялась Светлана Савицкая - чемпионка мира по высшему пилотажу. Нам говорят: "Вы что думаете, вы полетите? Вот Савицкая точно полетит, а вы - под большим вопросом". Дальше началась работа. Мужчины над нами не просто смеялись - издевались. Но не зло. Явились типа девчонки, ничего не знают, не умеют. Пришлось засесть за учебники, вкалывать и днем, и ночью. Обидно даже - ребята на рыбалку, расслабляются по выходным, а мы с книжками да на тренажерах целыми днями. С нас, женщин, спрос был особый: то, что мужчинам "спускали", с нас требовали по полной. На протяжении десяти лет - непрерывные систематические занятия спортом и бесконечные сборы. Дочь не видела - она все время находилась с бабушками. С первым мужем все как-то расстроилось. Именно этот раздор и стал одной из причин моего отлучения от космоса. Буквально за месяц перед полетом корабля "Союз Т-8" всплыл мой "аморально-общественный облик", а в 1983 году советский космонавт должен был непременно иметь "облико морале". Сегодня такая причина покажется смешной, а тогда новый брак сыграл не в мою пользу. И после всей проведенной подготовки и удачной сдачи экзаменов меня заменили Серебровым. То, что мой звездный час уже никогда не наступит, я поняла, когда в космос отправилась Елена Кондакова. Мелькнула мысль: это все!"

Командиры в юбках

Елене Кондаковой действительно повезло больше, чем ее немногочисленным коллегам. Она дважды побывала на орбите. Хотя ее супруг оба раза был категорически против. Муж Елены - космонавт Валерий Рюмин, проведший за четыре полета вне Земли в общей сложности почти год. Он и сейчас считает, что женщина должна работать до обеда, а остальное время посвящать семье и воспитанию детей. А уж космос, по его твердому убеждению, - исключительная прерогатива мужчин. Елена Кондакова, напротив, уверена, что эта профессия вполне приемлема для женщин: "Безусловно, это редкая для нас специальность, но она вовсе не из мира фантастики. При этом все же мне представляется важным, чтобы рядом, особенно в экстремальных ситуациях, находились более хладнокровные мужчины. Все-таки по своей сути женщины более подвержены эмоциональным всплескам и паническим настроениям, и зачастую нам значительно легче найти общий язык с мужчинами, чем между собой. Ведь разное может случиться. Один мой полет едва не закончился трагически: в отсеке вспыхнул пожар. Угроза весьма серьезная: если бы модуль выгорел, спускаться на Землю было бы просто не на чем. И от нашей сплоченной работы зависел результат. С коллегами Сашей Викторенко и Валерой Поляковым мы понимали друг друга с полуслова и даже после полета сохранили великолепные отношения".

Проблема взаимопонимания на орбите одна из самых важных. И негласно в российской космонавтике принято считать, что мужчинам гораздо проще работать вместе, нежели когда в экипаже присутствует женщина. Рассказывают, например, что перед своим полетом Светлана Савицкая еще на Земле предупредила напарников-мужчин, что на орбите не потерпит к себе никаких поблажек и другим спуску не даст. "Пыталась даже кем-то командовать, - вспоминает один из сотрудников ЦУПа. - Те терпели-терпели, а потом послали ее куда подальше, и на этом командирство закончилось".

Есть у отечественной космонавтики одна характерная особенность: считается, что без мужского плеча, надежного и влиятельного, женщинам-космонавтам никуда. "Мы жили и живем в восточной стране, в которой на женщин смотрят скорее снисходительно, чем как на равных коллег-профессионалов, - говорит по этому поводу Ирина Пронина. - Кто знает, может, если бы первой полетела не Терешкова, после приземления которой Королев отрезал: "Больше никаких баб в космосе!", а, например, Валентина Пономарева, то все сложилось бы иначе. С необходимостью "забить колышек" первым в мире женским полетом специалисты мирились, понимая, что победы в историческом соревновании двух социальных систем нашему государству нужны как воздух. И когда Терешкова вернулась, все вздохнули, смахнули пот с лица и решили далее так не рисковать".

В принципе такая политика проводится до сих пор. И этому есть объяснение. Например, специалисты говорят: нашим женщинам в отличие от американок работать на орбите труднее не только психологически, но и физически. К примеру, рейс на шаттле длится максимум две недели, а на наших станциях - по полгода. Снаряжение опять же отличается - у американцев меньше внутреннее давление в скафандре, поэтому он мягче и работать в нем легче. Светлана Савицкая работала в открытом космосе вместе с командиром экипажа Владимиром Джанибековым во время своего второго полета. И выкладывалась по полной: по словам одного из ответственных сотрудников РКК "Энергия", "снова подвергать наших женщин таким испытаниям было бы просто не по-джентльменски".

Даже профессиональный рост мужчин-космонавтов разительно отличается от карьерного роста женщин: у тех и других при одинаковой подготовке, физических и умственных данных как старт, так и финиш карьеры имеют разные точки. Пронину, например, проводили в "заслуженный отпуск" в 38 лет, Наталию Кулешову из 6-го (женского) набора - в 35. Мужчины же в ранге "молодого космонавта" могут задержаться лет эдак до 50. И еще имеют шанс полететь! Как правило, рано или поздно они обязательно "расписываются" в экипажи, а женщинам не находится места ни в одной из программ, даже в проектных. Порой это мотивируют тем, что космос якобы губительно действует на женский организм. "Пустые россказни, - уверена Елена Кондакова. - Научными исследованиями доказано: влияние на организм примерно одинаково. Что же касается репродуктивной функции, то мне судить об этом сложно - я родила дочку еще до первого полета. Но о коллегах-мужчинах знаю, что у них после пребывания на орбите рождались нормальные дети".

Семьей на Марс

В настоящее время специалисты активно обсуждают возможность длительных космических путешествий. Например, в Роскосмосе уверяют, что на данный момент нет никаких технических проблем в полете на Марс. Такая экспедиция - затея дорогая, и одна страна, будь то Россия или США, ее точно не осилит. Значит, необходимы международная кооперация и совместные экипажи. "Если передо мной поставят задачу полететь на Марс, я ее выполню", - говорит Елена Серова. В официальных планах Роскосмоса объявление женского набора космонавтов пока не стоит. Специалисты говорят, что идеальным вариантом для длительных экспедиций мог бы стать полет семейной пары. Муж Елены Серовой Марк Серов уже получил квалификацию космонавта-испытателя. Логично, если бы именно такой семье поручили отправиться в дальний космос. И почему первым командиром нелегкой экспедиции не стать именно россиянке?

Эта красивая идея, скорее всего, не получит воплощения - космическая программа нашей страны предусматривает на ближайшие годы полеты исключительно мужских экипажей.

И пока наши женщины остаются на Земле, представительницы других государств получают приоритет в освоении не только околопланетного пространства, но и более дальних рубежей.
        
Татьяна Белоножкина
    
                        
Технология
            
Женские истории
            
            

В октябре 1961 года Сергей Королев прислал командованию ВВС официальную заявку, в которой указывал о необходимости провести дополнительный набор космонавтов, в том числе пяти женщин. В результате была сформирована женская группа ВВС 1962 года. В отряд космонавтов зачислены пятеро: Валентина Терешкова, Валентина Пономарева, Жанна Ёркина, Татьяна Кузнецова, Ирина Соловьева. Еще 11 женщин были отнесены к разряду кандидатов в отряд космонавтов. И еще две пребывали в статусе претенденток.

После полета Терешковой тема отправки в космос женщин была закрыта почти 20 лет. Но в 1978 году в США впервые в отряд астронавтов зачислили 6 женщин, и в СССР решают объявить новый женский набор. В течение 1979 года, пройдя проверку в Институте медико-биологических проблем, допуск к Главной медицинской комиссии получают 11 претенденток. В результате 8 из них зачисляют в отряд космонавтов. Это Галина Амелькина, Елена Доброквашина, Тамара Захарова, Наталия Кулешова, Ирина Латышева, Лариса Пожарская, Ирина Пронина, Светлана Савицкая. В 1983 году группу пополнила Екатерина Иванова.

В новейшей истории еще четыре женщины смогли вплотную приблизиться к космосу. 25 января 1989 года отобрана кандидатом в отряд космонавтов НПО "Энергия" Елена Кондакова. 1 апреля 1994 года в отряд космонавтов РКК "Энергия" зачислена Надежда Кужельная (27 мая 2004 года она была освобождена от должности космонавта-испытателя в связи с уходом на пенсию по выслуге лет). 11 мая 1990 года отобрана для подготовки к космическому полету Светлана Омельченко. И наконец, 11 октября 2006 года рекомендована к зачислению на должность кандидата в космонавты отряда РКК "Энергия" Елена Серова.

www.itogi.ru

07.04.2008

Док. 590611
Перв. публик.: 07.04.08
Последн. ред.: 15.09.09
Число обращений: 0

  • Усачев Юрий Владимирович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``