Экс-депутат рады рассказал о последствиях блокады Крыма для Украины
Леонид Сумароков: Феномен М.А.Суслова. К 30-летию со дня смерти. Назад
Леонид Сумароков: Феномен М.А.Суслова. К 30-летию со дня смерти.

Леонид Сумароков: Феномен М.А.Суслова. К 30-летию со дня смерти.

Сегодня, 30 лет спустя, в чем-то трудно восстановить сколько-нибудь полную картину, связанную с его жизнью и смертью. М.б. сказанное ниже, основанное в т.ч. на малоизвестных фактах, позволит как-то продвинуться с тем, чтобы это более или менее объективно сделать. Вот только нужно ли это? Если откровенно, не знаю. Но об этом ниже.

Прежде чем перейти к основному тексту, сделаю несколько вступительных замечаний. Автор, а иначе говоря, я, - не писатель. По образованию ученый-системщик, позднее - международный работник и, наконец, - журналист. Не пытался создавать литературные образы, стараясь писать, ничего не выдумывая, как это было в действительности, и как это видел, или чувствовал. Сказанное изложено в основной публикации автора с близким к используемому здесь названием. (Отмечу, с добавлением "...Личность, идеология, власть. Наследие и некоторые уроки ушедшей эпохи", и связанной с ней публикацией "Другая эпоха"). Там отражается собственная позиция автора, которую он не хотел бы кому-либо навязывать. При этом стремился окинуть взглядом круг внешне, казалось бы, не всегда связанных явлений и вопросов. Проанализировал доступные мне факты, имея в виду, что некоторые из них могут носить специальный характер. С пониманием отнесусь к тому, что кто-то пожелает критиковать меня за сделанные выводы, но не приму упрека в отношении того, что исказил приведенные и полученные лично мной факты. Ранее не думал, что когда-нибудь обращусь к указанной теме, а имеющиеся записи предполагал использовать исключительно для себя. Потом, когда стал профессиональным журналистом, решил опубликовать, полагая, что сказанное может иметь отношение к нашей истории. Отмечу, что отдельные разделы соответствующих публикаций писались уже сравнительно давно, когда некоторые из данных в них оценок, позднее, может быть и не стали общепринятыми, но, по крайней мере, общеизвестными. Нынче работаю в области журналистики уже более двадцати лет. Так повернулась жизнь, такое бывает. К примеру, академик Примаков, имя которого упоминается в какой-то части имеющихся по этому поводу публикаций, поначалу был журналистом. Уже потом стал ученым и высоким государственным деятелем. У автора, положение и калибр которого, конечно, не сопоставимы с упомянутым всем известным именем, всё произошло ровным счетом наоборот. Но, тем не менее, факт остается фактом, и я не считаю подобный путь не естественным. Слышал, что в Японии, с её продолжительностью жизни, наметилась тенденция менять профессию трижды.

Упомянутая выше основная публикация состоит из трех относительно самостоятельных частей по проблематике отраженной в заголовке, здесь содержится только относительно небольшая её часть. А тогда писал: -Время уходит, и если этого не сделать, вряд ли кто соберет воедино представленные факты и эпизоды из жизни М.А.Суслова и попытается взглянуть на них "в системе" и в перспективе. Человека неординарного, безусловно, одаренного, высококультурного, начитанного, и одновременно скромного и исключительно порядочного и принципиального. У других потенциальных авторов нашлось бы, наверняка, еще много важных фактов, эпизодов и всякого рода информации, связанных с его жизнью и деятельностью. Возможно, еще напишут когда-нибудь и сделают это гораздо лучше и главное - непредвзято. И все-таки это будет уже что-то другое, а не впечатление автора данной публикации, члена его семьи и отца его внуков, человека, прожившего бок обок рядом с ним без самой малости, буквально нескольких недель, ровно четверть века. И, скажу так, чувствующего свою ответственность в той или иной форме об этом рассказать. М.б., уже где-то говорил об этом, подчеркну, что не имею никаких личных амбиций. Мне, уже с лихвой перешагнувшему 70-летний рубеж, и пишущему эти строки вдали от Родины, это совершенно не нужно. Единственное желание - рассказать правду.

Выскажу свою личную оценку, которая, разумеется, как говорится, не претендует, на "истину в последней инстанции". Возможно, он был и остается одним из последних действительно масштабных в мировом плане ведущих деятелей той эпохи, верящих и активно участвующих в реализации идей, скажу так, романтического и одновременно практического социализма и соответствующей идеологии. И потому недаром именно Суслову было поручено выступить "на равных" с идеологической позицией от имени Советского Союза в так называемом "Великом советско-китайском споре" о чем, хотя в известном смысле, порой, и в критическом плане, говорится в моих публикациях. Передо мной фотография, опубликованная в Комсомольской Правде 22 декабря прошлого года. Группа высоких деятелей, в том числе штатских и генералов возле памятника на могиле Сталина у кремлевской стены. Справа - отчетливое изображение памятника Суслову. Слева - не попавшие в объектив, появившиеся позже, монументы Брежнева, Андропова, Черненко - последних партийных лидеров руководителей великой страны - Советского Союза, ушедших из жизни вскоре после Суслова. В народе возникло даже трагически-ироничное понятие - ППП, или "Пятилетка пышных похорон". А тогда мало кто думал в связи со смертью Суслова, что это было началом поворота к другой, совершенно новой эпохе, к сожалению, с потерей ясной перспективы. Впрочем, последнее стало ясно не сразу, да и то, думаю, далеко не всем. Постараюсь ниже пояснить эту мысль.

Но реально ли такое понятие, как "романтический социализм" и его аналоги? Несомненно, хотя в каком-то смысле и условно. Напомню, например, что известный мыслитель, ученый с мировым именем и ярлыком диссидента, профессор логики, математик и философ А.Зиновьев, фактически изгнанный в свое время из СССР и вернувшийся уже фактически в другую страну - Россию лишь через 20 лет, считал себя романтическим коммунистом. Что касается Главного идеолога - Суслова, то он всю свою жизнь искренне пытался воплотить принципы интернационализма, равенства и братства народов, идеи устойчивого поступательного развития и благосостояния для всех, социальной справедливости, а также компетентности, личной честности, трудолюбия и скромности. В последнем случае, исходя из принципа: -"начинай с себя". Он писал: -берегите как зеницу ока, два наших главных достояния - единство партии и дружбу народов. Не уберегли. И недаром один из бывших партийных республиканских лидеров на волне сепаратистских настроений говорил: -Центрального Комитета больше нет, наступает новая эра! А Ельцин, когда ему отказали в партийной реабилитации, затаил смертельную обиду на партию и до конца своей жизни, в силу своего характера, жестоко и злонамеренно мстил.

В соответствующих документах того периода справедливо говорилось, что прогресс нашего времени отождествляется с социализмом. Мировой социализм - мощное международное образование, в основе которого лежала марксистско-ленинская идеология. Он опирается на высокоразвитую экономику, солидную научную базу, надежный военно-политический потенциал. Это более трети человечества, десятки стран и народов, идущие по пути всестороннего раскрытия интеллектуальных и нравственных богатств человека и общества. В основе идеологии лежала концепция общественного развития, где стержневым моментом была идея социальной справедливости, отсутствие эксплуатации человека человеком, уважение к нему и максимальное использование творческих возможностей свободных индивидуумов. "Где нет справедливости, нет и свободы, а там где нет свободы, нет и справедливости" (Зейме Иоганн, немецкий публицист). Не удивительно, что главный удар по существовавшей системе со стороны разрушительных внешних и внутренних реакционных сил под флагом псевдодемократических лозунгов во имя критики догматизма и деидеологизации был сделан в направлении идеологии.

Ну а теперь о власти и борьбе за нее в эпоху позднего Брежнева - драматический период нашей истории. Именно это время следует считать началом длительного периода кризиса власти в стране с его долгосрочными последствиями, в том числе распадом великой страны и потери части её национального достояния и могущества. Понимало ли это наше тогдашнее высшее руководство, и можно ли было это как-то предотвратить и принять соответствующие меры? Или кто-то действительно думает, что "маразматические старцы" ничего, кроме своей выгоды, понимать не хотели? Да всё или скажу так, многое, они, нормальные обычные люди, прошедшие, кстати, большую жизненную школу, прекрасно понимали. Чего-то не хватило, и в этом ещё следует дополнительно разбираться. Но сперва скажу следующее.

Я не стану утверждать, будто мне доподлинно известно, о причинах смерти Суслова. Заканчивалось его пребывание на обследовании в правительственном медицинском комплексе "Кунцево", накануне, реально за несколько часов до специально оговоренной встречи Суслова с Брежневым. Важнейшая цель встречи - ход подготовки намеченного Пленума по реорганизации партийной власти, чем Суслов уже довольно давно и тщательно занимался, и, попутно, казалось бы, частный вопрос о дочери Брежнева. Встреча была назначена на 22 января, но она не состоялась. Вот некоторые предшествующие этому факты.

Вечером 21-го января, в последний день пребывания в лечебном комплексе "Кунцево", Суслов вместе со своей дочерью просматривал телевизионную передачу, посвященную годовщине смерти Ленина. Скажу так, что имею собственное убеждение по поводу того, что произошло тогда и соглашусь с полными грустной, не знаю, искренней ли иронии, словами члена Политбюро А.Яковлева, что смерть Суслова произошла как-то "очень вовремя". Приняв "внештатную" таблетку, подсунутую доктором -сотрудником Главного кремлевского врача Чазова и одновременно, по существовавшему тогда положению, сотрудником КГБ, через час после этого теряет сознание, в себя уже больше никогда не приходит и вскоре умирает. Конечно, можно допустить, что это было случайным совпадением, я не врач и не знаю. Знаю лишь, что накануне врачами было заявлено, что результаты обследования завершены успешно и получили самую высокую оценку. Что касается врача Льва Кумачева, давшего таблетку, то он при неясных обстоятельствах, будучи в возрасте около 40 лет, вскоре найден мертвым. Говорят, что в течение нескольких ближайших недель это уже была не первая попытка, связанная с его уходом из жизни. А впрочем, не знаю, м.б. это было просто случайное совпадение. Так или иначе в результате происшедшего, Суслова сменил шеф КГБ Андропов, перебравшийся в ЦК в кабинет Суслова и перенявший практически все его функции ведущего секретаря и второго по уровню члена в партийной иерархии...

Я не стану также утверждать, что знаю обстоятельства гибели генерала Цвигуна, первого зама Андропова по КГБ и близкого к генсеку доверенного человека (которого недаром называли "недреманным оком Брежнева"), застрелившегося(?) почему-то из пистолета своего охранника (хотя имел свой) за два дня до встречи с Брежневым. Он должен был принять участие в вышеупомянутой встрече Брежнева с Сусловым. Это случилось 19 января во время прогулки в дальнем углу дачи. Так ли это было в действительности, кто сегодня скажет? Известно, что Цвигун был серьезно болен. Я не знаю, сколько времени врачи предсказывали ему жить, возможно, что не долго. Но факт остается фактом: он опять же умер "очень вовремя". А тогда расследование почему-то не проводилось, дело быстро закрыли. К тому же и неразбериха какая-то имела место в связи с отсутствием некоторых подписей под некрологом и последовавшей сразу вслед за этим событием смертью Суслова... Было ли это специально кем-то "просчитано", я не знаю. Но в любом случае указанные близкие по времени совпадения, связанные с этими двумя смертями, выглядят странно.

Ещё несколько замечаний по вопросу о встрече, назначенной на 22 января 1982 года. Эта встреча с Брежневым, намеченная вскоре после пышно отпразднованного 75-летнего юбилея Брежнева, могла иметь принципиальный и далеко идущий характер. Члены Политбюро настойчиво просили, чтобы её провел именно Суслов. Понимали, что никто другой по целому ряду причин сделать этого просто не сможет и, откровенно говоря, думаю, боялись, как некогда при снятии Хрущева, оказаться на его месте. Тогда выступить по этому вопросу на Пленуме ЦК КПСС было также предложено Суслову. Возможно, что хорошо помнили сказанные уважительно, хотя и в шутку, слова Брежнева: - Михаил Андреевич ничего не боялся, кроме сквозняков (последнее, по крайней мере, хотя бы отчасти, было верно: в голодные 20-е в Поволжье перенес туберкулёз, и его последствия в какой-то мере сохранились).

Помимо главного вопроса - о подготовке Пленума по реорганизации партийной власти, что имело бы огромные последствия для страны, как упоминалось, был еще один искусственно раздутый и очень деликатный вопрос о дочери Брежнева. Этот вопрос уже в течение длительного времени "раскручивал" Андропов, и следует признать, что для него накопились определенные основания. Со своей стороны, полагаю, Андропов, зная о встрече, мягко говоря, её боялся. Предсказать ее результатов не мог. Для него она могла обернуться не просто крушением надежд на перспективу захвата власти, к которой он, до поры до времени, тщательно скрывая это, очень стремился, но и полной катастрофой. Катастрофой, сопоставимой с тем, что произошло в свое время с Берия - обвинением в антипартийной деятельности, или, в лучшем случае, с судьбой "Железного Шурика" - Шелепина, подозреваемого в излишних амбициях. Последнего навсегда и безнадёжно удалили от высшей власти (ЛС: отмечу, что сожалею, что так произошло, думаю, что это был перспективный вариант для развития страны). Роль Цвигуна могла заключаться в критике позиции Андропова в отношении дочери Брежнева. Показательно, что на встречу делегировали именно его, хотя, следуя логике, это должен бы быть сам Андропов, а не его первый заместитель. Казалось бы, второстепенное дело, могло обернуться так, что под угрозой оказывалась позиция самого Брежнева, а стало быть, и авторитет партии. Я не знаю, что там могло произойти, но если допустить пусть какую-то вероятность сказанного, продолжать следовать логике, и исключить акцию действий на опережение, то остается только предположить, что в дело вмешался Господин Случай. О такой возможности и информационных источниках автора, хотя, как и здесь, без каких-либо выводов, так или иначе, говорится в упомянутой выше публикации о Суслове и других публикациях автора в информационно-аналитическом портале Viperson.ru.

Я, тем более, не стану утверждать, что мне известно, отчего умер Брежнев. Но отмечу тот же факт, пользуясь терминологией будущего "серого кардинала" А.Н.Яковлева, - он умер опять же "очень вовремя". Точнее, в ночь на 11 ноября, за несколько часов до объявления Брежневым другим руководителям партии решения о намерении избрать нового генсека - Щербицкого. Тогда уже, а позднее особенно, и это общепризнано, много говорили о специальных таблетках, которые лекарственно зависимый Брежнев буквально клянчил в том числе у своих коллег. Последним из тех, кто встречался с Брежневым накануне последовавшей ночью его смерти, и первым из высших руководителей, кто приехал к покойному, чтобы это зафиксировать (а потом еще раз вместе со своими коллегами), по словам близких Брежневу людей, был ведущий секретарь ЦК КПСС, бывший шеф КГБ Андропов. Ещё позднее в СМИ проникли сообщения о соответствующей лаборатории и организации, в ведении которой она находилась. Это известные мне факты. На выводы не претендую. Итак, налицо цепочка внешне не связанных случайных событий. Их объединяет, казалось бы, только одно: они все происходят "очень вовремя". Впрочем, наверное, не только это. Еще то, что, если быть объективными, они происходят в интересах одного и того же человека. Но м.б. это тоже случайность?

Помнится, читал публикацию журналиста Изюмова о том, что произошло с Брежневым в ночь его смерти. Там есть какие-то подробности и, возможно, догадки. Я не знаю источников его информации, и мне трудно судить, насколько всё это достоверно, хотя, как говорится, "дыма без огня не бывает". А в конце есть такая фраза, обращенная к Чазову (пишу по памяти): - Евгений Иванович, вы ничего не хотите нам рассказать? М.б. кому-то что-то он и рассказывал, я не знаю. Мне знакомы только его приведенные чуть ниже слова, где он сравнивает Андропова с Макиавелли.

Фактом является также то, что в известном противостоянии КГБ и МВД (Министерство внутренних дел), последнее полностью проиграло. Министр и его супруга застрелились. Первый заместитель министра, бывший в этот период времени зятем Брежнева, через некоторое время попадает в тюрьму. В результате, новым генсеком стал Андропов, а к важнейшему вопросу о Пленуме по реорганизации партийной власти, который мог иметь принципиальное значение для дальнейшего развития, более не возвращались. И вот, казалось бы, сбылась мечта нового генсека. Мечта человека, который уже давно стремился к высшей власти, руководителя могущественной империи N2. Государственного деятеля, которого главный кремлевский доктор академик Чазов, в одном из своих телевизионных выступлений сравнил со знаменитым Макиавелли. Известный врач и академик фактически был ближайшим сотрудником Андропова по его предыдущей работе. А одновременно, в силу своей позиции и личных принципов, - являлся бесценным осведомителем могущественного претендента на власть о состоянии здоровья престарелых членов Политбюро, а стало быть, потенциальных кандидатов на роль нового лидера. Академик от медицины, и, видимо, тонкий психолог, в чем-то близкий к шефу КГБ Чазов, встречался и доверительно беседовал с ним на ведомственных квартирах о руководителях, власти в стране и её перспективах. Он, наверное, лучше других понял сущность своего высокого начальника и формально одновременно своего пациента, что, возможно, в какой-то мере оправдывало его действия. И все же, видимо, Чазов не случайно позднее высказался, сравнив Андропова с известным итальянским политическим мыслителем средневековья. Макиавелли - сторонник сильной государственной власти. Ради упрочения государства считал допустимыми любые средства. Отсюда термин "макиавеллизм" для определения политики, пренебрегающей нормами морали (Российский энциклопедический словарь, 2000г). Впрочем, не думаю, что самому Андропову такое запоздалое сравнение пришлось бы по вкусу.

Как цинично, хотя, по-моему, необдуманно, к тому же переврав некоторые сроки, пишет известный экономист и политик, предшественник мэра Лужкова, профессор Г.Попов, теперь, когда все препятствия позади, можно было бы "наслаждаться властью"... Но на этом поприще Бог не дал новому генсеку сколько-нибудь полнокровной и продолжительной жизни. В качестве генсека он пробыл всего немногим более года, в том числе последние несколько месяцев прикованный к аппаратам жизнеобеспечения. Знал о скорой смерти и так и не успел воплотить своих замыслов. Полагаю, о невыполнении некоторых из них можно лишь сожалеть.

Идею первоочередного наведения дисциплины и порядка Андропову, который считал это самым главным для развития страны, в силу краткости пребывания у власти, реализовать не удалось... Итак, дисциплина и порядок. Думаю это можно рассматривать, как своего рода политическое завещание Андропова. Но пришедшие сразу вслед за ним руководители, к сожалению, об этом не вспоминали, их увлекали другие мотивы и лозунги, да и калибр был не тот. В итоге мы упустили, может быть, самый важный, принципиально необходимый для дальнейшего развития страны шанс. В то же время мировая практика показывает, что те страны, где эта идея воплощена - развиваются быстрее. Где-то этому способствуют национальные традиции и формировавшаяся многолетиями демократия, где-то удалось найти специальные механизмы, основанные на твердой власти. Конечно, Андропову далеко до Дэн Сяопина с его экономическими реформами. И все же, думаю, в силу опыта своей работы, он понимал, что едва ли ни самое страшное - разболтанность, вседозволенность под предлогом демократии, порой порождающие беспредел и способствующие коррупции. И это действительно оказалось губительным оружием против страны... У Андропова, как известно, были и другие важные идеи, но эта, указанная, пожалуй, была наиболее сильной. Может быть, дай Господь ему время, позднее он, человек разумный, созрел бы и до других идей и реформ. И в этом смысле, повторю, можно лишь сожалеть, что он так рано ушел из жизни.

Признаюсь, сказанное я стал понимать не сразу. Решающее значение приобрела моя встреча с ближайшим и наиболее доверенным помощником Суслова Степаном Петровичем Гавриловым, когда он, уже после смерти своего шефа, посетил меня в моём институте. О Гаврилове известно, что в свое время он пользовался высоким уважением и авторитетом в аппарате ЦК. Мне об этом, в частности, не раз говорил очень близкий мне человек, мой старший товарищ, зампред СМ СССР академик Владимир Алексеевич Кириллин. Кстати, Кириллин, по словам Гаврилова, - был одним из реальных претендентов на пост Премьера, которое занял его непримиримый оппонент, другой замред, престарелый и малоперспективный, но близкий к Брежневу человек - Тихонов. Кириллин же, после этого, немедленно написал заявление с просьбой об отставке, и оно было удовлетворено. В прошлом Владимир Алексеевич работал зав. Отделом науки ЦК КПСС, а позднее - вице-президентом АН СССР и зам. Премьера, Председателем ГКНТ СССР. С Гавриловым у Кириллина сложились хорошие товарищеские отношения, продолжавшиеся много лет. Гаврилов знал о моих дружеских отношениях с Кириллиным. За несколько недель до своей смерти, о близости которой знал, Гаврилов посчитал важным разыскать и посетить меня в институте. Состоялась очень доверительная беседа.

Скажу откровенно, я стал обо всем сказанном им думать и пытаться понять в совокупности с тем, что было известно ранее самому, лишь после этой встречи. Помощник работал вместе с Сусловым много лет, ещё с тех пор, когда Суслов был Секретарем крайкома и начальником штаба партизанских отрядов, воевавшим против фашистов на Северном Кавказе. Гаврилов пользовался его полным доверием, о чем свидетельствует такой, например, факт. Степан Петрович, узнав, что серьезно болен, обратился к своему шефу и сказал, что готов уйти. Ответ звучал так: -мне сравнительно не долго осталось до восьмидесяти, и тогда я уйду сам. Но сейчас, я просил бы вас остаться, вы мне нужны. Гаврилов остался, и оказалось, что даже пережил Суслова. Позднее я понял, что Гаврилов просто не хотел уносить с собой в могилу, все, что сказал мне тогда. Кстати, через несколько недель он действительно умер от рака. И надеюсь, простят мне читатели, иные из которых могут при этом скептически улыбаться, такое сопоставление. Может быть, помните известное произведение литературного классика Дюма (знаменитая книга "Граф Монте-Кристо")? Так вот мой посетитель оказался для меня тем аббатом Фариа, который перед смертью раскрыл глаза Эдмону Дантесу на происшедшие с ним события. Играл ли Степан Петрович при этом какую-то свою игру? Убежден, что нет. Единственно, что он хотел тогда - правды. Андропов стал всесилен и стремительно приближался к полному захвату власти, что и произошло менее чем через полгода. И, думаю, Степан Петрович нутром своим почувствовал, что у него, возможно, нет другого, пусть очень проблемного, шанса, как перед смертью поделиться мыслями с человеком, которому он мог бы абсолютно довериться. Вряд ли он думал, что я когда-нибудь об этом напишу, и все же обратился ко мне.

Помню, прощаясь, Гаврилов сказал, что институт мой ему понравился. "Я не знал толком ни о Ваших делах, ни о результатах. Что-то, конечно, слышал, в основном от Кириллина, но как-то по-другому всё это представлял". Я почему-то уже тогда почувствовал, что он приходил в основном не для того, чтобы просто познакомиться с институтом. И мы не обсуждали с ним вопросов о том, что уже тогда, при активной поддержке академиков Легасова, а позднее Велихова мы получим важные результаты. Проводили регулярные сеансы с информационным обслуживанием потребителей в режиме интеллектуального поиска для многих десятков организаций и пользователей у нас в стране. А еще через несколько месяцев (начиная с марта 1983г) впервые на Кубе, во Вьетнаме и Монголии через спутники связи с интеллектуальным поиском на основе самых крупных тогда в стране в нашей организации, так называемых машиночитаемых комплексных баз данных. Тогда же появились сообщения об этом в отечественной и зарубежной прессе. Это, конечно, ещё не был Интернет в нынешнем понимании этого термина. Широкое распространение этого понятия во всем его многообразии, сложности и перспективах пришло в страну по инициативе академика Велихова несколько позже. И всё же...

А теперь несколько переключусь и хочу здесь заметить еще о некоторых внешне выглядевших, как мне тогда казалось, незначительных совпадениях и событиях почти тридцатилетней давности, связанных со смертью. Суслова. Впрочем, повторюсь, встреча и беседа с Гавриловым явилась для меня своеобразным катализатором, побудительным мотивом размышлять о том, о чем мало задумывался раньше.

Как я упомянул выше, помимо информации от Степана Петровича, у меня были и какие-то собственные мысли по указанному поводу, но я их не пытался осмысливать и как-то систематизировать. И все-таки, о чем пойдет речь? Начну с того, что накануне смерти Михаила Андреевича, не помню уже в связи с какой формальной причиной, меня по линии ГКНТ СССР направляют в командировку в Чехословакию. Сообщение о смерти тестя (далее М.А) я встретил в Праге и срочно вылетел в Москву. Совпадение? И я так думал, да и сейчас в сказанном полностью не уверен. Может быть. А вот еще одно совпадение. Нина Степановна А., близкий к дому человек, пользующаяся абсолютным доверием, работала в семье М.А. четверть века, в том числе в последнее время сестрой-хозяйкой. Она всегда сопровождала М.А. в его поездках по стране и на лечении. За три или четыре недели до указанной смерти вдруг, как сообщили, сломала руку. В семью которая продолжала проживать на даче еще более 3-х месяцев (кстати, беспрецедентный случай; без указания на самом высоком уровне это было бы просто невозможно) даже для передачи положенных хозяйственных дел больше не возвращалась. Предложений о встрече избегала. Разговоры с ней по телефону всегда заканчивались одним и тем же - горючими слезами, обстоятельства происшедшего с ней навсегда так и остались загадкой. Подспудно сложилось впечатление, что она чем-то сильно напугана или запугана. А вот ещё несколько "малозначительных" фактов. В день смерти М.А. вся охрана (трое сотрудников КГБ) была неожиданно сменена. В том числе "верный" человек, подполковник М.Я.Чеченкин, который также бессменно проработал со своим подопечным четверть века, и Суслов ни за что не хотел, чтобы его, сотрудника КГБ, меняли. Тогда он звонил к нам в семью, был очень взволнован, что казалось естественным, но говорил сбивчиво. Скажу более, звучало это как-то странно, чтобы не сказать маловразумительно. Далее. Опытного врача-реаниматора, всегда сопровождавшего МА в командировках (Василия, отчество я забыл), которого поначалу вызвали, и он попытался срочно приехать в Кунцевскую больницу на специальной машине с сигналами, вдруг почему-то на территорию не допустили. Замена приехала лишь через час. Это выглядело совершенно не понятно, и кому могло понадобиться, мы просто ума не могли приложить...

Позднее я еще и еще раз стал размышлять о визите ко мне в офис первого помощника Михаила Андреевича. Визит этот за несколько недель до его смерти был для меня совершенно неожиданным. Не скрою, хотя встреча была приятной для меня, сам её факт, да и часть нашей беседы показались мне несколько странными. Впрочем, каждое из указанных событий в то время каких-либо вопросов или сомнений не вызывало. Постепенно я стал задумываться, что все вместе в совокупности они выглядели не очень понятно. Могу ещё добавить, что кинофильм, в котором подчеркивалась преемственность Горбачева линии Андропова, который демонстрировался для узкого круга высших работников ЦК КПСС в пансионате "Усово" (мне удалось его просмотреть) на экран так и не вышел. М.б. Михаила Сергеевича с его доступом к информации что-то вдруг смутило или это опять случайность?

На Западе информацию, подобную изложенной выше, называют "view from inside" (взгляд изнутри) и, наверное, это то, чего не хватает, например, историку Рою Медведеву или хорошо информированному писателю, в прошлом аппаратчику, заместителю заведующего идеологическим отделом ЦК, Николаю Зеньковичу. В их в общем-то содержательных, добросовестно написанных аналитических материалах используются ссылки на многочисленные опубликованные, в том числе и труднодоступные, источники. Но тех немногих, но важных фактов, о которых речь шла выше, у них нет и быть не могло. Впрочем, не знаю, захотели бы они их использовать, и ни в коем случае не собираюсь ставить им это в упрек. Откуда им было взять эту информацию, до поры до времени хранящуюся "за семью печатями" и теперь уже почти всю ушедшую вместе с ее носителями и свидетелями?

О сказанном выше несколько более подробно можно прочитать в моих публикациях в портале "Виперсон". Конечно, я допускаю всякого рода случайности, в том числе, цепь роковых случайностей, если, конечно, она не слишком длинна. Что тут можно сказать, правда с долей легкой, хотя, может быть, печальной иронии, кроме слов Гоголя в концовке его известной повести: -"Ну да где ж не бывает несообразностей? -А все однако же, как поразмыслишь, во всем этом, право, есть что-то. Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете; редко, но бывают". Вот и я тогда так думал.

Ну а теперь, говоря о власти и имея в виду так ожидаемую, но не состоявшуюся партийную реформу, о чем говорилось выше, перейду ближе к нашему времени, хотя и по-прежнему оставаясь относительно далеко от нынешних дней. Полагаю, что корни существовавшей во времена Суслова идеологии, как долгосрочный фактор, особенно в отношении справедливости и недопущения резкой поляризации в доходах, глубоко проросли в нашем обществе, думаю, что навсегда, и это важнейший фактор. А теперь о роли Суслова "после Суслова". Его "след", несмотря на неудачу с партийной реформой, где он мог сыграть значительную роль, сохранился ещё на какое-то время. Какое? У меня нет ответа на этот вопрос, я не политик. Но думаю, здесь следует вспомнить известные конкретные события, в конечном итоге имевшие решающее значение в реформе власти, но, конечно, не те, что ожидались. Иначе говоря, что мы получили взамен тому, что могло решиться, но не решилось 22-го января. Сказанное несколько повлияет на объем публикации, но, видимо, избежать этого сложно, тема слишком актуальна. В свое время много говорили о роли Суслова в назначении Горбачева секретарем ЦК и его переводе из Ставрополя м Москву. Не могу оценить все факторы, которые в действительности на это повлияли. Известно лишь, что это произошло вскоре вслед за смертью в 78-м секретаря ЦК Кулакова, курировавшего аграрный сектор. Отмечу, что ходили даже, не знаю сколь реальные, предположения, что Кулаков может стать преемником дряхлеющего Брежнева. После неожиданной и, даже вызвавшей в некоторых кругах пересуды, смерти внешне совершенно здорового шестидесятилетнего Кулакова возник вопрос, как это произошло и кто его заменит? Впрочем, причина смерти была однозначно определена вездесущим кремлевским врачом Чазовым. Никаких официальных заявлений по этому поводу не последовало, и пересуды быстро прекратились. Но, так или иначе, одной из кандидатур на замену оказался молодой секретарь крайкома из Ставрополя.

Ставрополь - город близкий Суслову, здесь он когда-то работал секретарем крайкома. И вот он едет (помнится, вместе с дочерью) в Ставрополь, видимо для подготовки окончательного решения о новом претенденте. Сохранились многочисленные документальные подтверждения и фотографии о той поездке, а в городе шутили о "двух Михаилах". Это были своеобразные "смотрины" перед переводом Горбачева в Москву, который произошел вскоре после этой поездки. Горбачев занял позицию Кулакова в руководстве сельскохозяйственным комплексом. Было ли это назначение ошибкой? Не знаю, как правильно ответить на этот вопрос с учетом известных последующих событий. Со своей стороны, думаю, однако, что это была ошибка Суслова, а позднее и Андропова. И тогда верна аналогия со словами, что политики, как и саперы ошибаются только раз. Они обязаны были распознать отщепенца, но тот оказался хитрее. Впрочем, справедливо и другое. Совершенно определенно можно сказать, что, образно говоря, было два разных Горбачева, как позднее и два разных Ельцина. Один - до прихода в высшую власть, другой - после. И недаром существует мнение об испытании человека властью, именно это позволяет раскрыть истинное лицо человека для окружающих.

И еще о власти, борьба за которую продолжалась и, наверное, будет продолжаться всегда, так уж устроены люди. Но теперь уже речь пойдет о периоде более близком к нынешнему времени. В погоне за личной властью и благосостоянием Горбачев с Ельциным на приманку клюнули. Не понимали, что губят страну и мировую социалистическую систему, а м.б. и не особенно заботились об этом. И вот вместо дисциплины и порядка получили то, что получилось... Сторонников поживиться и обманутых нашлось в избытке. Похоже, что большинство из тех, от кого хоть что-то зависело, напугались непредсказуемых последствий. Думали в основном о себе, а не о стране. И вот, благодаря внутренней ревизии и внешнему воздействию, страна, которая еще недавно была одним из признанных лидеров мирового развития и которой иные даже стремились подражать, стремительно растеряла свои сравнительные преимущества. В том числе геополитические, экономические и военные (что почему-то в некоторых кругах было представлено, как великое достижение). В итоге страна во многом откатилась на второстепенные позиции...

И всё же, было ли это назначение Горбачева ошибкой? И здесь уместно привести следующий фрагмент из публикации автора "Комментарии в связи с заявлением Горбачева по поводу развала страны, хаоса и поражения ГКЧП". Автор, иначе говоря я, в разное время так или иначе уже неоднократно обращался к теме об истинном лице Горбачева в ряде своих публикаций в портале "Современная Россия" (Виперсон, Наследие), и эти материалы частично использованы здесь. Важными источниками, особенно в "идейном" плане явились книги Примакова, публикации, оценки и высказывания Павлова, отдельные фрагменты из книги Зеньковича "Самые закрытые люди". Впрочем, использованы не только эти источники; к сожалению, не все они упомянуты, это сделано намеренно в интересах сохранения объема материала. И все же считаю необходимым специально отметить еще одно имя - Э.Е.Обминского и его статью "Свободный полет эпохи перестройки" (Мир новостей, 13.01.2004), материалы которой активно использовались при подготовке публикации. К ней неоднократно буду обращаться ниже и, надеюсь, Обминский не будет в обиде, если я не стану в каждом случае повтора ссылаться на его имя. Постараюсь, однако, пояснить, почему указанная статья в качестве источника информации представляет именно здесь большую, а может быть даже и особую ценность.

Исхожу из того, (хотя может быть и ошибаюсь), что это имя менее известно, чем другие, названные выше. Он какое-то время работал в качестве одного из заместителей министра Шеварднадзе. Курировал в этом ведомстве внешние экономические связи и деятельность международных организаций. Принимал участие в процессе подготовки ряда самых высоких встреч, в качестве так называемого "дипломатического шерпы". Это такой, взятый от скалолазов и ставший нынче в дипломатической практике общепринятым термин для обозначения людей - своеобразных "проводников", готовящих в содержательном плане самые высокие международные встречи. В известном смысле, высший уровень экспертного признания. Такой человек должен быть хорошо информирован, не только по внешней, но и по внутриполитической ситуации. Обминский на определенном этапе в каком-то смысле был довольно близок к Горбачеву и его усилиям в области получения кредитов, так что его мнение в данном случае действительно представляет большой интерес.

Мне довелось знать Эрнеста Евгеньевича, с ним приходилось неоднократно встречаться и достаточно откровенно беседовать как в Москве, так и в Вене. Сохранилось впечатление о нем, как о хорошо информированном, реально мыслящем аналитике и профессионале высокого уровня. Кстати, в 1991г его избрали членом корреспондентом РАН по отделению экономики, и указанная выше его статья, помимо прочего, интересна в качестве своеобразного обзора наивных и неудачных попыток Горбачева опереться в своей тогдашней политике на некоторых наших известных экономистов-академиков. Но это отдельный вопрос, а здесь, полагаю, уместно обратиться к вопросу, поднятому Обминским, о "масках" Горбачева. Обминский пишет, что Горбачев, эволюционируя, образно говоря, конечно, может рассматриваться как "един в трех лицах", а точнее "масках". Идея "масок" для характеристики политиков используется нередко. Нынешняя (третья) маска, это примелькавшийся в последние годы облик первого и единственного президента СССР в образе почетного профессорского вида гуманитария, "гражданина мира". Он по-дружески встречается с английской "железной леди", которая под тогдашней маской разглядела его одной из первых, и приглашает на свои юбилеи отошедших от дел именитых западных деятелей. Этот облик, как справедливо отметил наш вышеупомянутый "шерпа", ныне напрочь заслонил собой две предыдущие "маски" Михаила Сергеевича.

Другая (условно, первая) - образ "бодрячка - перестройщика", поучающего людей важным истинам в духе коммунистических идеалов о том, как им следует жить, что необходимо прибавить в труде, что не следует выпивать, ну и т.д. Или, как пишет Обминский, "внешне энергичного цепкого генсека", коммуниста номер один, "нацеленного на революцию сверху". Вот только такой нюанс - позднее признавшего в одном из выступлений в Турции (этого у Обминского нет), что на самом деле цель его жизни состояла в том, чтобы с коммунистическим идеалами покончить.

И, наконец, еще одна маска (условно, вторая) - образ растерянного, мечущегося в поисках выхода, чтобы не говорить, как лошадь загнанного, президента державы, упустившего свой шанс. В последнем случае речь идет о периоде времени, когда страна уже потеряла управляемость и фактически стала банкротом, не способным оплачивать по долгам даже проценты, а мошенничество и казнокрадство внутри (питаемое двусмысленным перестроечным лозунгом "все можно, что не запрещено") уже расцвело махровым цветом. Сам же Горбачев, по выражению шерпы, "мотается из одной страны в другую". Он судорожно ищет деньги, которые, как говорится в статье, "были нужны до зарезу". Иногда успешно, а позднее в основном безуспешно, выклянчивая все новые кредиты и нимало не заботясь об их эффективном использовании, о будущем страны, о бремени, которым это ложится на население и его доходы, и о том, кто, как, когда и по какой реальной цене будет их возвращать.

Именно этой "маске", растерянного попавшего в цейтнот игрока, и посвящена публикация Обминского, основанная на его личных впечатлениях. Впрочем, порой, приходит мысль, что это, может быть, не совсем маска, а истинное лицо Горбачева, нечто характеризующее его сущность. Можно - по разумному регулировать соотношение собственного производства в терминах ВВП и расходов. Горбачев далек от экономики, этот путь ему не известен. Его главная мысль - как можно больше приобрести, получить, а каким образом и откуда - не столь важно. Он пытается идти по пути заимствований, но получается все хуже и хуже, а в это время "сноровистые люди делают состояния". Деньги уходят как в бездонную бочку. Кредиты не спасают, а загоняют ситуацию все глубже и глубже внутрь. Дефолт, иначе говоря, банкротство страны? К этому с катастрофической быстротой дело и приближалось. Что касается действительной цели, человека, которого в западной прессе до поры до времени именовали "коммунистом номер один", а на самом деле предателя доверенного ему дела, скажу следующее. Он, смешав все понятия из области идеологии, о которых что-то слышал, избрал путь "уничтожения коммунизма", а фактически, так как он это делал, гибели страны (вновь сошлюсь на его упомянутое выступление в университете в Турции).

Должен сказать, что мне довелось, хотя и довольно недолго встречаться и беседовать с Горбачевым. Это имело место по вполне конкретному вопросу, казалось бы, далекому от общей оценки его деятельности. В частности, в связи с событиями, связанными с его ролью в отношении моего близкого товарища покойного академика Легасова, в отношении которого Горбачев в своё время допустил откровенную подлость. О своих впечатлениях я писал в портале Виперсон.ру. Тем не менее, со своей стороны, считаю, что сказанное дает мне дополнительное основание разделить критические оценки, высказанные в публикации Обминского и не только в этой публикации.

Что касается человеческих и деловых, как управленца, качеств Ельцина, то здесь у меня никаких контактов или личных впечатлений не было, хотя мнение о нём сформировалось полностью, и я об этом писал. Кстати говоря, полагаюсь на "убийственную" характеристику, которую дал ему Я.Рябов. В своё время он был прямым начальником Ельцина, позднее секретарем ЦК КПСС, а до того, как на этом месте оказался Ельцин, руководил Свердловским обкомом партии. Рябов пишет, что знал Ельцина много лет. Опубликованный им в сентябре в информационном портале "Ньюс.ру" материал озаглавлен "20-летие начала эпохи Ельцина...>>. Рябов, вспоминая о своем бывшем "подопечном", награждает его такими характеристиками: "типичный карьерист и подхалим", "беспощадный", "мстительный", "хам и грубиян". На резонный вопрос журналиста, зачем же было продвигать такого человека по партийной линии в Свердловске, Рябов объяснил, что "его на том этапе устраивал ельцинский подход к делу, его напористость и стремление во что бы то ни стало решить поставленную задачу в срок". Не собираюсь здесь оправдывать позицию Рябова, она беспринципна, хотя, известно, что так считал не только он один. Ельцин и Горбачев - две стороны одной медали. Кто и за что послал нам проклятье, напустив на страну этих субъектов?

И вот итог. В результате возникшего кризиса власти, семидесятилетняя эпопея и соответствующий гигантский эксперимент, связанный с попыткой создания на базе существовавшего в течение нескольких десятков лет самого справедливого в человеческой истории строя и государства, на данном этапе потерпел катастрофу. Общество и люди оказались к этому просто не готовы. Будут ли готовы когда-нибудь или это утопия? Я не знаю (читал у упоминавшегося выше проф. Зиновьева, что на это может потребоваться аж тысяча лет). А пока происшедшее превратилось в свою противоположность, приведя к грандиозному перераспределению созданной всем народом собственности в интересах некой узкой группы всякого рода махинаторов и нуворишей, при этом повергнув в бедность значительную часть обкраденного населения. Просто не укладывается в голове, что оказывается, будто все эти годы наш народ во многом работал, терпел лишения, а то и вовсе уничтожался только для того, чтобы нувориши с известными фамилиями и иже с ними могли переводить доставшиеся им деньги за рубеж, покупать себе яхты, футбольные команды, особняки, кутить за границей и пр. Или же это не так? Но если так, то кто и когда за это ответит? Я готов поверить в бога, но если он действительно существует, как он мог допустить такую несправедливость?

И вот, возвращаясь к замыслу по поднятой теме и основной своей, упомянутой выше, публикации о Суслове, в конце концов, решил: лет мне порядочно, кого-то из моих друзей и коллег уже нет в живых. Если я не сделаю этого теперь, кто и когда напишет? Написать без всяких претензий на литературные лавры. Уж как сумею. При этом подумал, что найдутся люди, для которых то, о чем писал, будет важно, интересно, а может быть полезно узнать и даже извлечь уроки... Практика показывает, что при принятии судьбоносных решений, в силу кажущихся внешне малозаметных факторов, порой, легко ошибиться. И жизнь может пойти в непредсказуемом направлении. Ну и написал, хотя, если бы делал это сегодня, м.б. что-то написал бы несколько по-другому. Но смотрю на статистику обращений в портале и вижу, что материал читают и в нынешнем виде. И ещё. Впереди - выборы Президента, возможно, наш последний шанс. Неужели опять, как когда-то, сделаем теперь уже роковую ошибку, связанную с кризисом власти, к которой, начиная с "позднего Брежнева", последовательно приближались шаг за шагом, забыв о справедливости, вопиющем различии в доходах, росту коррупции, кумовстве и олигархах? Тогда, боюсь, это надолго и будет концом всем надеждам на лучшую жизнь.

Журналист, член-корр. АН СССР (1984), РАН (1991) Леонид СУМАРОКОВ.



В ПРИЛОЖЕНИИ СТАТЬЯ НА НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ

Док. 645960
Перв. публик.: 23.01.12
Последн. ред.: 18.01.13
Число обращений: 0

  • Андропов Юрий Владимирович
  • Примаков Евгений Максимович
  • Суслов Михаил Андреевич
  • Брежнев Леонид Ильич
  • Хрущев Никита Сергеевич
  • Яковлев Александр Николаевич
  • Ельцин Борис Николаевич
  • Горбачев Михаил Сергеевич
  • Кириллин Владимир Алексеевич
  • Сумароков Леонид Николаевич
  • Чазов Евгений Иванович
  • Велихов Евгений Павлович
  • Обминский Эрнест Евгеньевич
  • Зиновьев Александр Александрович

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``